Поиск по документам XX века

Loading

Германия

Протокол допроса контр-адмирала X. фон Бредова. 9 сентября 1947 г. Москва.

...После окончания кадетского корпуса в 1901 году я добровольно вступил в германский военно-морской флот и первое время проходил курс морской подготовки на учебном корабле «Штейн», а затем учился последовательно в морской школе и на специальных курсах по торпедному делу, артиллерии и морской пехоте. В период службы на учебном корабле «Штейн» и крейсере «Ганза» я совершил дальние плавания, первое — в Вест-Индию и второе — в Китай. В 1904 году мне было присвоено звание лейтенанта флота. До начала Первой мировой войны я занимал должность начальника караульной службы, навигационного и артиллерийского офицеров на различных кораблях германского военно-морского флота, в том числе на крейсерах «Принц Адальберт», «Гамбург» и других...

«Дело айнзацгрупп» Военный трибунал № II. Приговор - Отто Олендорф. 8-9 апреля 1948 г.

Доказательства по данному делу раскрывают не одного, а двух Отто Олендорфов. Есть Олендорф представленный как студент, преподаватель, администратор, социолог, научный исследователь и гуманитарий. Этот Олендорф родился на ферме, изучал право и политологию в университетах Лейпцига и Гёттингена, практиковал в качестве адвоката в судах Альфельда Ляйна и Хильдесхайма, стал заместителем начальника отделения в институте всемирной экономики в Киле, затем начальником отделения в институте прикладной экономики в Берлине, и в 1936 стал экономическим консультантом в СД.

«Дело айнзацгрупп» Военный трибунал № II. Уточнённое обвинительное заключение. 25 июля 1947 г.

Соединённые Штаты Америки в лице Телфорда Тейлора, главного юриста по военным преступлениям назначенного представлять правительство для преследования военных преступников, предъявляют обвинения в том, что данные обвиняемые совершили преступления против человечности и военные преступления, определённые в законе № 10 Союзного контрольного совета[1] введённого в действие Союзным контрольным советом 20 декабря 1945.

Письменные показания Курта Линдова от 21 июля 1947 г.

Я родился 16 февраля 1903 в Берлине и посещал гимназию Лессинга и школу, старшую школу. Я изучал науку коммерции и право, однако, не сдал государственный экзамен и был помощником торговца с 1922 по 1928. В апреле 1928 я поступил в качестве кандидата в криминальную полицию Берлина и был позднее переведён в Альтону как помощник инспектора, где оставался до 1932. Впоследствии меня перевели в Эльбинг и позже в Ганновер, где я оставался до 1938. В Ганновере я был начальником службы контрразведки, занимая эту должность с 1935 по 1937. В 1938 я был переведён в политическую полицию, позднее названную государственной полицией, где я работал в отделе превентивного заключения с 1938 по 1940. До 1941 я относился к отделу контрразведки и позднее был переведён в отдел занимавшийся коммунистами где я оставался до середины 1944. Тогда я получил приказ явиться в управление I главного управления безопасности Рейха и был устроен в этом управлении как инструктор по подготовке инспекторов...

Протокол допроса генерал-лейтенанта В. Окснера. 28 июня 1947 г.

Вопрос. Имели ли вы приказания об уничтожении памятников культуры и зодчества в России? Ответ: Приказов об уничтожении или отправке в Германию памятников, библиотек, церквей я не имел и таковые никогда не нарушал. Правда, я приказал разрушить одну церковь в районе Сталка 2 или Острохово, поскольку она была тактически для меня невыгодна. Вопрос: Производились ли по вашему приказу расстрелы мирного населения? Ответ: Приказов об уничтожении и расстрелах мирных граждан я не имел. По моему приказу мирные граждане никогда не расстреливались. Вопрос: Вы показываете неправду. Следствию известно, что в июле 1944 г. по вашему приказу в районе Романовичи близ Могилева запасным батальоном 31-й П[ехотной] Д[ивизии] была проведена карательная экспедиция против партизан, в результате которой три пленных партизана были расстреляны.

Протокол допроса адмирала Г. Гузе. 26 июня 1947 г. Москва.

В начале февраля 1941 года я был вызван в Берлин на совещание, созванное Верховным командованием германского военно-морского флота, где, помимо меня, присутствовали второй адмирал Денш, вице-адмирал Шрадер, мой второй адмирал — контр-адмирал Слефогт, а также начальник Общего морского управления Верховного командования германским военно- морским флотом вице-адмирал Варцехер и военно-морские офицеры-строители. На этом совещании обсуждался вопрос об устранении вызванных войной трудностей подготовки и расквартирования военно-морского состава побережья. По поручению гросс-адмирала Редер совещанием руководил вице-адмирал Варцехер.

Протокол допроса генерал-лейтенанта В. Окснера. 25 июня 1947 г.

Зимнее наступление на Москву началось 1 октября 1941 года из района Ельня. Я был тогда командиром 62-го пехотного полка 7-й пехотной дивизии 194. Вплоть до гор. Верея дивизия находилась в резерве армии *, номера точно не помню. Под Вереей дивизия была послана в бой. Мой 62-й полк взял Верею примерно 10 октября 1941 г. Затем полк направился на Городское, которое уже было занято. Из Городское мой полк снова шел впереди по направлению Смоленск-Москва, не доходя до шоссе примерно 10 км, после чего пошел на правом фланге дивизии до озера, название не помню, где и остановился 2-3 декабря 1941 г. Здесь мой полк был 3-4 дня и затем переброшен на берег реки Москва севернее шоссе. Это было 12-13 декабря 1941 г. В этой позиции на р. Москва с левым флангом в м[естечке] Нетчерово полк был [до] 1-12 января 1942 года, после чего отступил по направлению Можайска. 14-15 [января 1942 г.] мы через Можайск вышли в район южнее города, заняв оборону с левым флангом на шоссе и с правым флангом севернее Борисова. В этой позиции и с 62-м и 61-м полками, которыми я командовал, были в обороне три дня с 16 по 19 января, после чего полк отступал параллельно шоссе по южной стороне до района юго-восточнее гор. Гжатск.

Протокол допроса генерал-лейтенанта В. Окснера. 18 июня 1947 г.

По убеждениям я — немецкий социалист, но не национал-социалист. С программой национал-социалистической партии я был и остаюсь согласен не полностью. Я согласен с программой национал-социалистов в пункте улучшения жизненного уровня рабочих. В вопросах улучшения немецкой расы, в частности в пункте запрещения браков больных со здоровыми, преступников с честными людьми, я был согласен, что преступники и душевнобольные стерилизовались, чтобы не размножаться, даже я был согласен с вопросами выселения из Германии [граждан] еврейской национальности, однако с их имуществом, я всегда высказывался против погромов евреев. Членом национал-социалистической партии я никогда не был. С национал-социалистами я не согласен в пункте завоевания и покорения других народов и государств. Я даже не знал о планах завоевания других народов и планах их уничтожения, и если узнал, то был бы против этого.

Письменные показания Отто Олендорфа от 24 апреля 1947 об организации айнзацгрупп

Айнзацгруппы для восточной кампании (Россия 1941) появились в результате соглашения между начальником полиции безопасности и службы безопасности с одной стороны, начальниками верховного главнокомандования вооружённых сил и высшего командования армии с другой. Насколько я его помню, данное соглашение было подписано Гейдрихом и представителем высшего командования армии. На основе данного соглашения между начальником полиции безопасности и службы безопасности, верховное главнокомандование вооружённых сил и высшее командование армии, айнзацгруппам поручалась политическая безопасность фронтовых районов, которая, до времени русской кампании являлась ответственностью самих армейских частей. Секретная полевая полиция должна была заниматься только безопасностью внутри войск, к которым она была придана...

Протокол допроса подполковника М. Брауна. 20 февраля 1947 г.

Из бывших германских представителей, находившихся в Румынии в период Второй мировой войны, я знаю следующих лиц: Фон Киллингер Манфред, обергруппенфюрер СА. В период 1940-[19]44 гг. был германским послом в Румынии. Ранее работал на посту германского посла в Словакии. Убежденный нацист, причастен к убийству Розы Люксембург и Карла Либкнехта. Верный проводник политики Гитлера, делал все возможное, чтобы удержать Румынию в качестве союзницы Германии в войне против СССР. Бывший германский генеральный консул в гор. Брашов (Румыния) Родде Вильгельм, являвшийся доверенным лицом и личным другом Риббентропа, рассказывал мне в 1945 году в камере Лефортовской тюрьмы, что Киллингер в апреле или в мае 1945 года был отстранен от должности посла секретным приказом Гитлера, а вместо него назначен послом Клодиус, приехавший в Бухарест из Берлина в мае того же года. Об этом приказе якобы было сообщено только Киллингеру, Клодиусу и маршалу Антонеску...

Мирные договоры [по итогам Второй мировой войны] 1947 года, 10 февраля

Мирные договоры [по итогам Второй мировой войны] 1947 года - подписаны 10. II в Париже государствами-победителями во второй мировой войне с каждой из пяти стран - бывших союзниц гитлеровской Германии: Италией, Румынией, Болгарией, Венгрией и Финляндией. По решению Потсдамской конференции 1945 (см.) составление мирных договоров было возложено на Совет министров иностранных дел (см.). Этому вопросу была в основном посвящена первая сессия Совета министров иностранных дел, состоявшаяся 11. IX-2. X 1945 в Лондоне, где были согласованы некоторые условия мирных договоров. Уже на этой сессии представители США и Англии попытались нарушить принятые в Потсдаме постановления, в частности решение о том, что в выработке мирного договора с той или иной бывшей вражеской страной участвуют только те государства, которые подписали с ней условия перемирия...

Письменные показания Хайнца Германа Шуберта от 4 февраля 1947 г.

Прибыв в Николаев в октябре 1941 я явился на совещание с группенфюрером Отто Олендорфом, который тогда был начальником айнзацгруппы D. Ещё десять человек прибыли на это совещание на транспорте вместе со мной. Целью совещание было то, что Олендорф хотел найти на некий пост подходящего человека. Никто из нас не хотел быть руководителем айнзацкоманды. Мы были делегированы в различные подразделения, большинство из них направили в айнзацкоманды, в то время как я остался при штабе. Мы только знакомились с работой айнзацгрупп, айнзац – и зондеркоманд после поступления в эти подразделения. Покидая Берлин, нам не говорили о деятельности этих подразделений. Я стал адъютантом Олендорфа...

Протокол допроса генерал-майора О. фон Нидермайера. 30 сентября 1946 г.

В 1905 году, по окончании гимназии, я добровольно поступил на службу в германскую армию в качестве юнкера. До лета 1912 года командовал взводом 10-го Баварского артиллерийского полка и одновременно со службой в армии с 1907 по 1912 год проходил курс обучения на вечернем отделении университета по факультету географии, этнографии и геологии. С 1912 по 1914 год был в научной экспедиции в Иране, после чего совершил путешествие по Индии, Аравии, Египту, Палестине, Сирии и Турции. В Первую мировую войну в составе 10-го артиллерийского полка в должности командира батареи участвовал в боях на Западном фронте. С ноября 1914 по 1916 год руководил экспедицией в Иране и Афганистане, предпринятой по заданию германского Генштаба с целью организации там повстанческого движения против англичан...

Протокол допроса генерал-лейтенанта Г. Краппе. 24 марта 1946 г.

Вопрос: Кто из руководящих лиц венгерского правительства и армии принадлежал к сторонникам активной прогерманской политики? Ответ: К лицам, принадлежащим к прогерманской ориентации, стоящим за теснейший союз Венгрии с гитлеровской Германией, принадлежали, прежде всего: министр Верхневенгерских районов полковник Ярош *, руководитель парламентской оппозиции Имреди, руководитель движения «Скрещенные стрелы» Салаши и его сторонники. Из венгерской армии к таким лицам от-носились, прежде всего, начальник венгерского Генерального штаба генерал пехоты Верт и начальник Оперативного отдела Генштаба полковник Ласло. Вопрос: Какую роль играл Верт в установлении тесных взаимоотношений с Германией при проведении агрессивных войн Венгрии против Югославии и Советского Союза? Ответ: Деятельность генерала Верта была направлена на установление самых тесных взаимоотношений между венгерской армией и германскими вооруженными силами, на организацию взаимной поддержки, обмена военным опытом и данными об организации, обмене офицерами и совместной работе венгерской и германской разведок. Практически это вело к полному подчинению венгерской армии интересам германских вооруженных сил...

Протокол допроса генерал-лейтенанта Э. фон Куровски. 31 января 1946 г.

Вопрос: Вы признаете, что, согнав в Озаричские лагеря более 10 000 человек, нетрудоспособных женщин, стариков, где они находились на открытой площади от содержания их на холоде, создавали среди них большую смертность? Ответ: Да, признаю, что заключенные в Озаричских лагерях дети, нетрудоспособные женщины, старики в состоянии их истощения и заболеваемости сыпным тифом от содержания на холоде умирали в большом количестве. Причинами такой большой смертности являлись созданные нечеловеческие условия для заключенных, т.е. содержание на холоде, голодными и без оказания медицинской помощи. Вопрос: Вы подтверждаете, что [пребывание] в лагерях сыпнотифозных больных, вместе с истощенным и нетрудоспособным населением, находящимся в антисанитарном состоянии, вызвало быстрое распространение и заражение сыпным тифом среди заключенных — здоровых детей?

Страницы

Подписка на Германия