Поиск по документам XX века

Loading

Германия

Собственноручные показания генерала артиллерии В. фон Зайдлитц-Курцбаха. 25 мая 1950 г.

Во время 2-й мировой войны я 3 раза участвовал в боях на территории Советского Союза. В 1-й раз: в качестве командира 12-й пехотной дивизии в чине генерал- майора с 22 июня до 31 декабря 1941 г. Мой маршрут: Начиная с границ Восточной Пруссии, южнее Эйдкунен-Винбаллен, через Ковно-Краслава-Нарва-Кунтя; южнее Холм, дальше на Валдайскую возвышенность, Молвотицы — восточнее Демянска-Курган-Лобаново-Кирилловгцина. Штаб был расквартирован: в сентябре — в Попове, октябре-ноябре — Курган, декабре — Подгорье...

Протокол допроса генерала артиллерии В. фон Зайдлитц-Курцбаха. 20 мая 1950 г.

С начала войны Германии против Советского Союза, т.е. с июня 1941 года я находился на временно оккупированной территории СССР: с июня 1941 года по декабрь 1941 года, имея чин генерал-майора, командуя 12-й пехотной дивизией 132 бывшей 16-й германской армии 133. В конце декабря 1941 года я был отозван в Ставку Верховного командования, где находился в резерве по март м[еся]ц 1942 г. В середине марта 1942 года ОКВ был создан специальный «штаб Зайдлитца», который получил задачу пробить коридор и вывести из окружения 2-й армейский корпус 134 16-й германской армии, находившийся в окружении в так называемом «Демянском котле» на территории Новгородской области. Я был назначен командующим «штаба Зайдлитца». После выполнения задачи, поставленной Ставкой, когда 2-й армейский корпус генерала Брокдорфа ** был выведен из окружения, примерно в начале мая 1942 года, я корпус покинул, передав боевой участок, где действовал «штаб Зайдлитца», 10-му армейскому корпусу 135 16-й германской армии. 10 мая 1942 года я получил назначение командующего 51-го армейского корпуса, который действовал в районе гор. Чугуев, на этой должности я находился по день пленения — 31 января 1943 года.

Протокол допроса полковника X. Кичмана. 18 мая 1950 г.

...Германский Генеральный штаб был заинтересован в своевременном получении информации о деятельности американского военного атташе, направленной на подрыв военно-политических позиций Германии в Финляндии. Такие сведения были необходимы для принятия соответствующих контрмер с целью недопущения выхода Финляндии из войны на стороне Германии. Кроме того, нас интересовала нелегальная деятельность американского военного атташе в смысле разведки германских вооруженных сил, находившихся в Финляндии и на северном участке советско-германского фронта...

Протокол допроса подполковника М. Брауна. 20 апреля 1950 г.

Вопрос: Чем занимались ваши родители? Ответ: Мой отец — Браун Георг был крестьянином-середняком, владельцем дома, земельного участка из семи гектар и магазина по торговле зерном, которые он получил по наследству от своего отца. Кроме сельскохозяйственных работ, которые отец выполнял с помощью двух наемных рабочих, он торговал зерном и мукой. Вопрос: Однако на допросе 6 января 1947 года вы показали о том, что ваш отец был потомственным помещиком и владел [не] 7 гектарами земли, как вы сейчас заявили, а 50 га. Почему вы даете противоречивые показания? Ответ: Прошу поверить, что мой отец никогда не был помещиком и имел лишь 7 гектар земли. Очевидно, следователь тогда неправильно понял меня. Вопрос: Что вы делали во время революции в Германии в 1918 году? Ответ: В связи с революцией в Германии в ноябре 1918 года германское командование было вынуждено прекратить военные действия на фронте и заключить перемирие со странами Антанты 101, согласно которому германские войска должны были отойти с фронта вглубь Германии. Будучи в то время начальником штаба 31-го баварского пехотного полка, находившегося в Северной Франции, я получил от своего командования приказ начать быстрый отход в Германию с тем, чтобы сохранить вооруженные подразделения полка от пленения французскими войсками, продвигавшимися вслед за отходившими германскими частями.

Протокол допроса генерал-лейтенанта И. фон Коллани. 14 марта 1950 г.

...Ответ: Да, 12-й пехотной дивизией проводилась реквизиция продуктов сельского хозяйства и скота у гражданского населения, мирные жители и военнопленные принуждались к тяжелым работам для нужд 16-й армии, в которую входила 12-я пехотная дивизия, кроме того, дивизия принимала участие в насильственной эвакуации советских граждан в Германию. Вопрос: По чьим приказам совершались эти преступления? Ответ: Приказы о реквизициях, о принудительном труде советских мирных жителей и советских военнопленных, о насильственном уводе советских граждан в Германию отдавались в 12-й пехотной дивизии командирами этой дивизии генералами фон Зайдлитц и фон Лютцов. Они в свою очередь получали соответствующие приказы через командира 2-го армейского корпуса генерала Брокдорф из штаба 16-й армии...

Протокол допроса генерал-лейтенанта Г. Бёк-Беренца. 13 марта 1950 г.

С момента вторжения германских вооруженных сил в СССР германское правительство и германское Верховное командование проводили политику безжалостной войны против народов Советского Союза. В результате этой политики части 16-й армии, на основании приказов Верховного командования германских вооруженных сил (ОКВ) и Главного командования сухопутных сил (ОКУ) *, которые рассылались армейским группировкам и армиям, принимали участие в реквизиции продуктов сельского хозяйства, в разрушении населенных пунктов, жестоком обращении с гражданским населением и военнопленными, а также в отправке советских граждан в Германию на работы.

Протокол допроса контр-адмирала Э. Краффта. 7 марта 1950 г.

...В декабре 1915 года Верховное командование германского военно-морского флота решило направить в Австро-Венгрию, воевавшую на стороне Германии, подводную лодку для усиления боевых действий австро-венгерского флота в Средиземном море. Доставка этой подводной лодки в Австро-Венгрию морским путем была невозможна, так как ей не хватило бы горючего. Поэтому было решено разобрать подводную лодку и отправить ее к месту назначения, в порт Пола, специальным железнодорожным составом в разобранном виде. Сопровождение этого специального железнодорожного состава и передача подводной лодки Верховному командованию Австро-Венгрии были поручены мне. Это задание Верховного командования я успешно выполнил...

Протокол допроса контр-адмирала Э. Краффта. 7 января 1950 г.

Я имел много знакомых из среды гитлеровской верхушки в связи с занимаемым мною высоким постом в германском военно-морском флоте. Во время инспекционного визита Гитлера ко мне в военный порт Гдыню в мае 1941 года, о чем я показал ранее, я познакомился с сопровождающими его бывшим имперским руководителем НСДАП Борманом и бывшим начальником штаба ОКБ генерал-фельдмаршалом Кейтелем. Контр-адмирала Путткамер, который являлся представителем ОКМ при Гитлере и приезжал вместе с ним ко мне в Гдыню, я знал ранее по совместной службе на линкоре «Шлезвиг-Гольштейн». На парусных соревнованиях во время мировой спортивной Олимпиады в гор. Киль * в 1936 году я познакомился с доктором Лей Робертом, бывшим имперским руководителем по организационным вопросам НСДАП. О своей связи с бывшим гауляйтером НСДАП в Данциге Форстером я уже показал ранее. Кроме того, я был знаком с бывшим гауляйтером НСДАП Восточной Пруссии и имперским комиссаром оккупированной территории Украины Кох Эрихом, который в сопровождении полковника Мильх, являвшегося впоследствии генерал-полковником авиации, приезжал в 1934 году ко мне в Пиллау с целью осмотра немецкой сверхмощной 12-ти моторной авиалодки «До-Х», которая сделала тогда посадку в подведомственном мне порту...

Протокол допроса контр-адмирала Э. Краффта. 2 января 1950 г.

Я был лично знаком с бывшим начальником службы безопасности Германии СС-обергруппенфюрером Гейдрихом, бывшим начальником штаба штурмовых отрядов (СА 66) — Лютце, бывшим руководителем СС и полиции Данцига — СС-группенфюрером Гильденбрандт, бывшим руководителем штурмовых отрядов (СА) Данцига — СА-обергруппенфюрером Ивере, бывшим руководителем штурмовых отрядов (СА) Восточной Пруссии — СА-обергруппенфюрером Шёне, бывшим премьер-министром земли Саксония — СА-обергруппенфюрером Киллингером, являвшимся последнее время посланником при румынском правительстве Антонеску, бывшим полицай-президентом города Гамбурга — Больс Вильгельмом, бывшим начальником полиции порядка и полицай-президентом г. Киль...

Протокол допроса контр-адмирала Э. Краффта. 16 декабря 1949 г.

Я познакомился с Бюркнер в сентябре 1921 года во время совместной службы с ним в морской офицерской школе в городе Мюрвик близ Фленсбурга, где он являлся командиром одного из курсантских подразделений и имел звание обер-лейтенанта флота. Являясь с 1922 по 1924 год преподавателем навигации в этой школе, я часто встречался с Бюркнером во внеслужебной обстановке, и между нами установились приятельские отношения. Я часто проводил вместе с Бюркнер свободное время, у нас были общие знакомые, у которых мы часто бывали вместе, а также ходил с ним на офицерские вечера, устраивавшиеся в школе. В марте 1924 года из этой школы я был откомандирован в связи с назначением меня на другую должность и в дальнейшем с Бюркнер связи не имел...

Протокол допроса контр-адмирала Э. Краффта. 14 сентября 1949 г.

Мое знакомство состоялось в сентябре 1921 года в морской школе в гор. Фленсбурге, куда я был направлен штабом командующего германским побережьем Балтийского моря для усовершенствования своих знаний по навигации, в связи с тем, что я должен был стать преподавателем навигации на курсах офицеров германского военно-морского флота в гор. Киль. Тиллессен являлся в то время начальником указанной выше школы и в период моего четырехнедельного пребывания в ней неоднократно беседовал со мной по разным вопросам, интересовался моей учебой и однажды пригласил к себе домой. В дальнейшем я дважды находился в подчинении Тиллессена, и между нами установились довольно неплохие отношения.

Протокол допроса контр-адмирала Э. Краффта. 13 сентября 1949 г.

В 1916 году самый опытный и прославленный в боях командир подводной лодки, дислоцировавшейся в австрийском порту Пола, капитан-лейтенант Арнольд де Лаперьер * получил секретный приказ германского командования — вывезти из Испании Канариса, являвшегося впоследствии начальником «Абвера». Насколько мне известно из разговоров с сослуживцами, Кана- рис, имевший в то время чин капитан-лейтенанта германского флота, приблизительно в 1915 году был нелегально отправлен в Испанию для выполнения секретных заданий германского командования по проведению шпионско-диверсионной деятельности против Франции. Более конкретные данные о деятельности Канарис в Испании, а также причины, вынудившие его покинуть эту страну, мне неизвестны.

Протокол допроса генерал-фельдмаршала Э. фон Клейста. 31 мая 1949 г.

Вопрос: Когда вы были пленены? Ответ: Я был пленен 25 апреля 1945 года американскими войсками в дер. Мительфельз (Бавария), куда приехал, чтобы повидаться со своим младшим сыном, находившимся в этой деревне на сельскохозяйственных работах. До середины мая я находился у американцев, а затем был передан англичанам. Вопрос: В каких лагерях вы содержались у американцев и англичан? Ответ: После пленения меня американцами я был сразу же направлен в штаб какой-то войсковой части, а оттуда 26 апреля 1945 года помещен в лагерь для военнопленных близ города Аугсбург. В начале мая 1945 года из лагеря близ гор. Аугсбург я был переведен в гор. Висбаден на виллу вместе с 20 высшими германскими офицерами и генералами.

Протокол допроса контр-адмирала Э. Краффта. 19 апреля 1949 г.

Вначале я в течение двух лет проходил общевойсковую и морскую подготовку в береговой службе и во флоте, а также закончил специальные курсы по артиллерии и торпедному делу и морскую школу в гор. Киль. В октябре 1905 года в звании фенриха 41 я был направлен на стажировку на линкор «Кайзер Вильгельм дер Гроссе», где был зачислен в один из морских дивизионов и занимался обучением призванных на кадровую службу матросов, это же время я закончил четырехнедельные курсы на учебном корабле «Принц Адальберт», которые готовили специалистов по вычислению дистанции.

Протокол допроса генерал-фельдмаршала Э. фон Клейста. 14 апреля 1949 г.

В 1946-1949 годах во время моего пребывания в Югославии я, находясь в тюрьме, неоднократно слышал от лиц, фамилии их не помню, которые поступали к нам из других тюрем, что Нойбахер тоже находится в плену у югославов и содержится в тюрьме югославской тайной полевой полиции «Узба». В тюрьме Нойбахер якобы занимается по заданию югославского правительства разработкой каких-то экономических вопросов. 4 марта 1949 года, когда меня и бывшего генерала артиллерии германской армии Ангелиса направляли из белградской тюрьмы в г. Будапешт для передачи советскому командованию, то вместе с нами под конвоем ехал один арестованный, по национальности русский. Фамилии его не знаю, но он говорил, что является уроженцем Полтавской области и тоже передается югославами советским властям. По пути этот русский рассказал нам, что Нойбахер находится в Югославии, содержится в тюрьме и занимается разработкой плана электрификации Югославии.

Страницы

Подписка на Германия