Поиск по документам XX века

Loading

Терроризм

Терроризм (Terrorism) - один из вариантов тактики политической борьбы, связанный с применением идеологически мотивированного насилия. Суть терроризма – насилие с целью устрашения. Субъект террористического насилия - отдельные лица или неправительственные организации. Объект насилия - власть в лице отдельных государственных служащих или общество в лице отдельных граждан (в том числе иностранцев, или госслужащих иных государств). Кроме того - частное и государственное имущество, инфраструктуры, системы жизнеобеспечения. Цель насилия – добиться желательного для террористов развития событий - революции, дестабилизации общества, развязывания войны с иностранным государством, обретения независимости некоторой территорией, падения престижа власти, политических уступок со стороны власти и т.д.

Развернутое определение терроризма см. в проекте "Понятия и категории" - ст. Терроризм.

53. Протокол допроса генерал-майора А.В. Герасимова, 21 декабря 1911 г.

Бывшего секретаря департамента полиции М.Н. Веригина я знаю. Он часто посещал охранное отделение в бытность мою начальником отделения с января 1905 по апрель 1909 г. За полгода до оставления мною должности начальника отделения я его просил не приходить в отделение, так как он занимался интригами, выставлял себя руководителем государственной политики, а занимался сплетнями. Такую же характеристику Веригина я дал генералу Курлову, заметив, что последний находился с ним в самых близких дружеских отношениях. Генерал Курлов на это мне ответил, что Веригина он знает хорошо и сам такого же мнения о нем.

68. Письмо П.Г. Курлова дворцовому коменданту В.А. Дедюлину, 14 мая 1912 г.

Итак интрига удалась: позорно провалилось обвинение в злоупотреблении казенными деньгами. Впервые к чести Сената сенатор осмелился поместить неправду во всеподданнейшем докладе. Прикажите подать себе 362 ст. Улож. о наказ., и Вы найдете в ней, что сокрытие истины в докладах или рапортах составляет служебных подлог. Даже мои недруги в Государственном совете возмущены действиями Трусевича и сенатор Тарау полагал отметить это в постановлении Государственного совета, о чем накануне писали газеты. Щегловитов просил этого не делать.

67. Из журнала № 13 первого департамента Государственного совета о назначении предварительного следствия по делу П.Г. Курлова, М.Н. Веригина, А.Н. Спиридовича и Н.Н. Кулябко, 11 мая 1912 г.

По содержанию вышеизложенного всеподданнейшего доклада и предъявляемых в оном к названным должностным лицам обвинений, ими представлены первому департаменту Государственного совета обширные письменные объяснения, касающиеся как фактической стороны произведенного расследования, так и правильности взводимых на каждого из них обвинений в тяжких преступлениях по службе.

66. Объяснения Н.Н. Кулябки в первый департамент Государственного совета, 18 апреля 1912 г.

1) превышение власти, выразившееся в том, что я, вопреки установ-ленному порядку и существующим распоряжениям по департаменту, допустил помощника присяжного поверенного Мордку Богрова в Купеческий сад и городской театр, и 2) бездействие власти, выразившееся в том, что, получив сведения от Богрова о замыслах террористов, – не вошел в тщательное обсуждение упомянутых донесений Богрова, оставив таковые без подлежащего исследования. Признать себя виновным в превышении власти я не могу, так как, хотя я и допустил Богрова в Купеческий сад и городской театр, но сделал это потому, что находил это необходимым по ходу розыска и этим допуском я никаких распоряжений департамента полиции не нарушал, таковых не знаю и полагаю, что их и не было...

65. Объяснения П.Г. Курлова в первый департамент Государственного совета, 16 апреля 1912 г.

Во исполнение положения первого департамента Государственного совета от 20 минувшего марта за № 5 имею честь представить нижеследующее мое объяснение: Извлечение из всеподданнейшего доклада сенатора Трусевича о произведенном им по Высочайшему повелению расследовании деятельности лиц, принимавших участие в осуществлении охраны во время пребывания Его Императорского Величества в г. Киеве в 1911 г., может быть разделено на 3 части: Первая, относящаяся к киевскому событию только косвенно, является исследованием моей служебной деятельности, как товарища министра, в характеристиках моих подчиненных и неправильных к ним отношениях.

64. Рапорт А.И. Спиридовича в первый департамент Государственного совета, 13 апреля 1912 г.

Исследовав обстоятельства, при наличности коих могло совершиться и совершилось в г. Киеве 1 сентября 1911 года покушение на жизнь покойного статс-секретаря Столыпина, сенатор Трусевич находит меня виновным в том, что я и еще три должностных лица допустили превышение и бездействие власти, имевшие весьма важные последствия, каковые преступления в части, касающейся меня, выразились, по формулировке сенатора, в том, что:

63. Объяснение М.Н. Веригина в первый департамент Государственного совета, 12 апреля 1912 г.

По поводу указаний, сделанных сенатором Трусевичем на израсходование мною без оправдательных документов 54 347 рублей на поездку в 1910 году в Германию, а равно на издержание 1200 рублей без указания назначения, считаю долгом пояснить, что отчет в израсходовании указанных сумм с приложением оправдательных документов своевременно мною был представлен через занимавшего в то время пост директора департамента полиции, ныне сенатора тайного советника Зуева для дальнейшего направления. По утверждении означенного отчета, приложенные к нему оправдательные документы и сам отчет, как оглашению не подлежащий, хранились в секретарской части, где должны находиться и до сего времени.

62. Записка дворцового коменданта В.А. Дедюлина, позднее 20 марта 1912 г.

Всеподданнейший доклад сенатора Трусевича, составляющий результат пятимесячного расследования, является по своим заключениям и выводам почти аналогичным с содержанием большинства газетных статей, появившихся в первых числах сентября 1911 года. Такого рода результат должен быть всецело приписан двум главнейшим основаниям, а именно:

61. Журнал № 5 Первого департамента Государственного совета с решением по докладу сенатора М.И. Трусевич, 20 марта 1912 г.

Внесенное по Высочайшему повелению дело, по всеподданнейшему докладу сенатора Трусевича, содержавшему обвинения бывших товарища министра внутренних дел, генерал-лейтенанта Курлова, чиновника особых поручений при сем министерстве, исполнявшего обязанности вице-директора департамента полиции, статского советника Веригина и начальника Киевского охранного отделения подполковника Кулябки, а также полковника отдельн[ого] корп[уса] жандармов Спиридовича, в преступных по службе деяниях, при исполнении возложенных на них обязанностей осуществления мер охраны, во время пребывания Их Императорских Величеств в г. Киеве в 1911 году.

58. Справка товарища прокурора Виленской судебной палаты М.С. Крюкова о результатах осмотре векселей генерал-лейтенанта П.Г. Курлова, 20 января 1912 г.

20 января 1912 года в С.-Петербурге товарищ прокурора Виленской судебной палаты Крюков, по поручению сенатора М.И. Трусевича, производил осмотр: 1) справки из дел Общества взаимного кредита С.-Петербургского уездного земства, представленной М.В. Анненским, председателем правления этого Общества; 2) сообщения С.-Петербургского Общества взаимного кредита от 16 января 1912 года; 3) сообщения того же Общества от 17 января 1912 года и приложенных к сообщению справок – о векселях (учтенных) Павла Григорьевича Курлова, учтенных в Обществе разными лицами, и о векселях разных лиц, учтенных П.Г. Курловым .

59. Всеподданнейший доклад сенатора М.И. Трусевича, ранее 18 февраля 1912 г.

Всеподданейший доклад сенатора Трусевича о произведенном им по Высочайшему повелению расследовании деятельности должностных лиц, принимавших участие в осуществлении охраны во время пребывания Его Императорского Величества в городе Киеве в 1911 году. Вечером 1 сентября 1911 года в Киеве, в городском театре, во время торжественного спектакля, осчастливленного присутствием Вашего Императорского Величества и августейшей Вашей семьи, помощник присяжного поверенного Мордка Богров, подойдя во втором антракте к стоявшему в первом ряду кресел председателю Совета министров, министру внутренних дел, статс-секретарю Петру Аркадьевичу Столыпину, произвел в него два выстрела из пистолета системы «браунинг» и причинил ему две раны, из коих одна, сопровождавшаяся повреждением печени, повлекла за собой смерть статс-секретаря Столыпина...

60. Особый журнал Совета министров по докладу сенатора М.И. Трусевича, 18 февраля 1912 г.

Высочайшими повелениями, от 7 и 17 сентября и 4 октября 1911 года, Вашему Императорскому Величеству благоугодно было указать, чтобы, независимо от предварительного следствия по делу о посягательстве на жизнь статс-секретаря Столыпина, произведено было всестороннее расследование о действиях должностных лиц, принимавших участие в осуществлении мер охраны во время пребывания Вашего Величества в Киеве в 1911 году, причем поручение это Высочайшею волею возложено на сенатора Трусевича. Закончив в текущем феврале месяце все работы по означенному расследованию, сенатор Трусевич поверг на Высочайшее благовоззрение свой всеподданнейший по этому предмету доклад.

57. Протокол допроса генерал-лейтенанта П.Г. Курлова, 12 января 1912 г.

1912 года, января 12-го дня в г. С.-Петербурге я, прокурор С.-Петербургской судебной палаты В.Е. Корсак, по поручению сенатора М.И. Трусевича, расспрашивал дополнительно генерал-лейтенанта Курлова, который на предложенные ему вопросы объяснил. Я, Павел Григорьевич Курлов, разъясняю: весной 1911 года в Обществе взаимного кредита С.-Петербургского земства мною учтен был вексель Гавриила Ивановича Кухнова в пять тысяч рублей, так как срок этому векселю наступал 16-го августа того же года, то я, уезжая 3-го августа в Севастополь и Ялту и не предполагая возвращаться в С.-Петербург до конца октября, учел в том же Обществе 29-го июля два других векселя на сумму 4500 рублей и полученные по этому учету деньги 4340 руб. 60 копеек (точную цифру я беру из вопроса, поставленного сенатором Трусевичем) – внес на текущий счет Кухнова, прося его своевременно погасить вексель.

56. Протокол допроса заведующего особым отделом Департамента полиции А.М. Еремина, 10 января 1912 г.

10 января 1912 года в г. Петербурге товарищ прокурора Виленской судебной палаты Крюков, по поручению сенатора М.И. Трусевича, дополнительно допрашивал заведующего особым отделом департамента полиции, полковника Еремина, и он на предложенные вопросы объяснил: Причины быстрого движения по службе статского советника Веригина мне неизвестны. Генерал Курлов, по-видимому, считал его человеком умным и способным. Я в нем этих качеств не нахожу. Благодаря достаточно усвоенной им манере петербургского делового и светского обращения, Веригин мог производить первое впечатление делового и неглупого человека, но не таким он оказывался при ближайшем ознакомлении.

М.И. Познанский - Н.П. Зуеву о планах подготовки цареубийства.

В дополнение представлений моих от 29 ноября и 15 декабря сего года за №№ 5020 и 5366, доношу Вашему Превосходительству, что по вновь полученным мною агентурным сведениям, в кружке Иркутских эсеров оживленно обсуждается мысль о цареубийстве, причем настоящий момент считают самым удобным, во-первых, потому, что остался бы малолетний наследник и, следовательно, было бы регентство с его неизбежным последствием - междоусобицей, в, во-вторых, означенный акт легко подготовить, имея в виду предстоящие в 1912-1913 г.г. торжества, и, в-третьих, акт цареубийства имеет смысл в том отношении, что им надеются привлечь внимание нынешней молодежи, навлекшей на себя недовольство партии за вялое отношение к революции.

Страницы

Подписка на Терроризм