Поиск по документам XX века

Loading

Терроризм

Терроризм (Terrorism) - один из вариантов тактики политической борьбы, связанный с применением идеологически мотивированного насилия. Суть терроризма – насилие с целью устрашения. Субъект террористического насилия - отдельные лица или неправительственные организации. Объект насилия - власть в лице отдельных государственных служащих или общество в лице отдельных граждан (в том числе иностранцев, или госслужащих иных государств). Кроме того - частное и государственное имущество, инфраструктуры, системы жизнеобеспечения. Цель насилия – добиться желательного для террористов развития событий - революции, дестабилизации общества, развязывания войны с иностранным государством, обретения независимости некоторой территорией, падения престижа власти, политических уступок со стороны власти и т.д.

Развернутое определение терроризма см. в проекте "Понятия и категории" - ст. Терроризм.

55. Протокол допроса начальника Петербургского охранного отделения М.Ф. фон Коттена, 28 декабря 1911 г.

По поводу моего знакомства с Мордкой Богровым показываю следующее. В конце мая или начале июня прошлого 1910 года я получил из Киева за подписью ротмистра Белевцова телеграмму следующего, приблизительно, содержания: «Из Киева выехал в Петербург секретный сотрудник по анархистам Оленский*. Телеграфируйте, явится ли он к Вам и насколько ценны его сведения». Эта телеграмма, как адресованная мне лично, в делах отделения не сохранилась.

54. Протокол осмотра товарищем прокурора Петербургской судебной палаты Г.В. Меллером дела Департамента полиции о расходовании средств, отпущенных на проведение киевских торжеств, 24 декабря 1911 г.

1911 года, декабря 15–24 дня, в гор. С.-Петербурге я, товарищ прокурора С.-Петербургской судебной палаты Меллер , производил, по распоряжению сенатора М.И. Трусевича, осмотр 1) дела департамента полиции по 2 делопроизводству за № 341, в двух томах, «об отпуске денег на организацию охраны во время Высочайшего пребывания в гор. Киеве и других городах Империи в 1911 году»; 2) дела того же делопроизводства «о расходах на охрану Его Императорского Величества (отчетность г[осподина] товарища министра в[нутренних] д[ел] П.Г. Кур-лова)», означенное «№ 341 ч. 2 т. 2»; 3) дело того же делопроизводства, отмеченное как «приложение к делу № 341/1911 г., озаглавленное: «Расходные статьи по охране Высочайшего путешествия в Овруч», причем осмотром этим было установлено следующее:

52. Письмо полковника А.И. Спиридовича сенатору М.И. Трусевичу, 21 декабря 1911 г.

У бывшего начальника Киевского охранного отделения подполковника Кулябко состоял сотрудником некий еврей социал-демократ, которого Кулябко называл кличкой, кажется, «Воскресенский» и с которым я познакомился при следующих обстоятельствах: В 1910 году я начал работать над составлением очерка по истории Российской социал-демократической рабочей партии, почему и раздобывал, где только мог, нужные для этой работы документы. В один из приездов в том году в Петербург Кулябко, я говорил с ним о моей работе и он предложил мне повидаться и поговорить с «Воскресенским», который, по его словам, был хорошим теоретиком по названной партии.

51. Протокол допроса подполковника Н.Н. Кулябко, 15 декабря 1911 г.

1911 года, декабря 15 дня, в г. Киеве я, товарищ прокурора Одесской судебной палаты Бусло, командированный в распоряжение сенатора М.И. Трусевича, опрашивал нижепоименованного, который показал: Кулябко, Николай Николаевич, подполковник отдельного корпуса жандармов. В дополнение к данным мною показаниям объясняю: На Ваши вопросы: 1) Кто был тот всадник в штатском платье, которого видели 29 августа с.г. около присутственных мест и, в частности, в месте выхода М. Житомирской на Владимирскую ул. многие лица и в котором некоторые из видевших признают Богрова ; 2) Если это был действительно Богров, то для чего он находился в означенном месте и при каких обстоятельствах он был туда допущен – отвечаю...

50. Протокол допроса генерал-лейтенанта П.Г. Курлова, 10 декабря 1911 г.

Перед поездкой Его Императорского Величества в 1909 году в Полтаву впервые было создано положение об объединении мер охраны в руках одного лица, причем мне неизвестно, происходили ли какие-либо переговоры по этому предмету между покойным министром внутренних дел П.А. Столыпиным, министром Двора и дворцовым комендантом. В частности, я не знаю, возникал ли у них вопрос об учреждении для Полтавы должности временного генерал-губернатора. Относительно моего соотношения с дворцовым комендантом покойный П.А. Столыпин высказывал тогда только мнение о том, что при формальном определении моих функций необходимо сделать так, чтобы устранить сомнения в том, что власть дворцового коменданта и министра Двора в чем-либо ограничиваются.

49. Письмо сенатора М.И. Трусевича полковнику А.И. Спиридовичу, 9 декабря 1911 г.

Производимым мною расследованием выяснено, что 18 августа сего года, по вызову подполковника Кулябки, прибыл в Киев один еврей, состоящий в числе сотрудников местного охранного отделения и исполняющий для Вас работы по обзору социал-демократического движения, причем означенному лицу было поручено «осветить протекавший политический момент» в смысле обнаружения в Киеве деятелей революционного направления. Во время пребывания в Киеве означенный еврей посетил Вас в Европейской гостинице и в присутствии подп[олковника] Кулябки докладывал Вам по вопросам о возможности проявления в Киеве террора со стороны автономных групп и о постановлениях соц[иал-]демокр[атических] организаций относительно экспроприаций.

48. Письмо вице-директора Департамента полиции С.Е. Виссарионова сенатору М.И. Трусевича, 23 ноября 1911 г.

Вследствие предложения от 19 ноября с.г. за № 104 имею честь доложить Вашему Превосходительству, что 22 ноября я опросил указанное в Вашем письме лицо, которое для краткости буду называть «Интересным» . Сотрудником полковника Спиридовича «Интересный» не состоял, так как был заагентурен подполковником Кулябкой в конце 1908 года. С полковником Спиридовичем «Интересный» был знаком, ездил к нему в Петергоф: исполнял для него за особое вознаграждение работы по обзору Рос[ийской] соц[иал-]дем[ократической] раб[очей] партии, в которой ранее занимал видное положение. «Интересный» – интеллигентный еврей.

45. Протокол допроса врача тибетской медицины П.А. Бадмаева, 12 ноября 1911 г.

12 ноября 1911 года в г. Петербурге товарищ прокурора Виленской судебной палаты Крюков, по распоряжению сенатора М.И. Трусевича, допрашивал нижепоименованного и он на предложенные вопросы объявил: Я, Петр Александрович Бадмаев, действительный статский советник, врач тибетской медицины, давно лечу Павла Григорьевича Курлова. Не помню, какого именно числа, в августе месяце, перед поездкой Государя Императора в Киев, я получил телеграмму от генерала Курлова с просьбой приехать в Киев для оказания ему помощи, ввиду постигшей его болезни.

46. Протокол допроса Г.Н. Бадмаева - племянника врача П.А. Бадмаева, 12 ноября 1911 г.

12 ноября 1911 года в г. Петербурге товарищ прокурора Виленской судебной палаты Крюков, по распоряжению сенатора М.И. Трусевича, допрашивал нижепоименованного и он на предложенные вопросы объявил: Я, Георгий Николаевич Бадмаев, окончивший Петербургский университет и проживающий на Поклонной горе, близ ст. Удельной, на мызе П.А. Бадмаева, ездил в Киев для оказания помощи заболевшему генералу Курлову. 15 августа мой дядюшка, Петр Александрович Бадмаев, врач тибетской медицины, давно уже пользующий П.Г. Курлова, получил телеграмму с просьбой приехать в Киев.

44. Выписка из показаний полковника А.И. Спиридовича, 4 ноября 1911 г.

1 сентября между 8 и 9 час. утра я генерала Курлова не посещал и его не видел, так как я выехал автомобилем на маневры между 7 и 8 часами. Сколь припоминаю, утром до своего отъезда на маневры я генерала Курлова не видал, ему непосредственно о приходе Кулябки не говорил, но, возможно, что сказал жандармскому унтер-офицеру доложить о приходе Кулябки. Сколь помню, первый раз в этот день я посетил г[енерала] Курлова, вернувшись с маневров между часом и двумя дня, в его комнате-столовой, когда и происходил разговор и составление письма дворцовому коменданту, о чем я уже докладывал при первом допросе.

43. Выписка из показаний штабс-ротмистра Ф.П. Евецкого, 3 ноября 1911 г.

1 сентября с.г. я был назначен на контроль в городской театр. Я стоял у правого входа в партер (если стать спиною к театру). Во время действия нам разрешено было закрыть входы в театр, кроме среднего и войти внутрь его. В первом антракте я стоял возле входа извнутри и видел, как по коридору от буфета шел генерал Курлов, к нему подходили некоторые офицеры, в том числе полковник Спиридович, и разговаривали; насколько припоминаю, к нему подходил и подполковник Кулябко. В конце антракта в театр доставлена была депеша в конверте, и мне передали ее для доставки адресату – полковнику Спиридовичу.

42. Протокол допроса капельдинера Киевского городского театра П.А. Прокопишина от 30 октября 1911 г.

30-го октября 1911 года в г. Киеве товарищ прокурора Виленской судебной палаты Крюков, по распоряжению сенатора М.И. Трусевича, допрашивал нижепоименованного и он на предложенные вопросы объяснил: Я, крестьянин Подольской губ., Ольгопольского уезда Мястковской вол., с. Ольшанки, Прокофий Ананьевич Прокопишин, служу капельдинером в городском театре. Был я в этом театре вечером 1 сентября во время парадного спектакля. Стоял я по обыкновению у своей вешалки в правом коридоре, около губернаторской ложи. Как только стали пускать в театр публику, пришел какой-то господин в летнем пальто и котелке и разделся у меня первым. Сняв пальто, он оказался во фраке.

41. Протокол допроса А.Б.Катовского - прислуги в доме Г.Г.Богрова от 28 октября 1911 г.

1911 года, октября 28 дня, в гор. Киеве, по распоряжению сенатора, тайного советника М.И. Трусевича, я, товарищ председателя С.-П[етер]б[ургского] окружного суда Меллер, допрашивал нижепоименованное лицо, и оно показало: Александра Борисова Катовская (по паспорту – ошибочно – Кутовская), мещанка гор. Чернигова, живу в г. Киеве, по Бибиковскому бульвару, д. № 4.

39. Выписка из показаний генерал-лейтенанта П.Г.Курлова, 14–19 октября 1911 года.

Высочайшим повелением от 21 мая сего года на меня было возложено руководительство всеми мерами охраны во время поездки Его Императорского Величества в Киев, Овруч, Чернигов и Крым, причем в ведении моем находились меры как по наружной охране, так и по предупреждению и пресечению преступлений политического характера. В отношении дворцового коменданта сохраняла силу ст. 9 Положения об этой должности в том смысле, что по вопросам охраны распоряжения его оставались обязательными для всех начальствующих лиц, а в том числе и для меня в местах пребывания Государя Императора, под коими я понимаю не только дворцы, но и те города, в которых Его Величество имеет пребывание, хотя бы и временное.

Страницы

Подписка на Терроризм