Поиск по документам XX века

Loading

Терроризм

Терроризм (Terrorism) - один из вариантов тактики политической борьбы, связанный с применением идеологически мотивированного насилия. Суть терроризма – насилие с целью устрашения. Субъект террористического насилия - отдельные лица или неправительственные организации. Объект насилия - власть в лице отдельных государственных служащих или общество в лице отдельных граждан (в том числе иностранцев, или госслужащих иных государств). Кроме того - частное и государственное имущество, инфраструктуры, системы жизнеобеспечения. Цель насилия – добиться желательного для террористов развития событий - революции, дестабилизации общества, развязывания войны с иностранным государством, обретения независимости некоторой территорией, падения престижа власти, политических уступок со стороны власти и т.д.

Развернутое определение терроризма см. в проекте "Понятия и категории" - ст. Терроризм.

40. Письмо полковника А.И.Спиридовича сенатору М.И. Трусевичу от 18 октября 1911 г.

На предложенные мне вопросы показываю Вашему Превосходительству: Разговора, происходившего между мною, генералом Курловым, и группой морских чинов в вестибюле находящейся в Севастополе гостиницы Киста, касавшегося умершего председателя Совета министров я не могу припомнить, не припоминаю и того, чтобы таковой разговор делового характера происходил.

38. Протокол допроса помощника начальника Киевского губернского жандармского управления А.А. Иванова от 13 октября 1911 года.

1911 года, октября 13 дня в г. Киеве я, товарищ прокурора Рижского окружного суда, В.В. Волков, командированный в распоряжение сенатора М.И. Трусевича, по поручению последнего, спрашивал нижепоименованного и тот показал. Александр Александрович Иванов, подполковник отдельного корпуса жандармов, помощник начальника Киевского губернского жандармского управления. 1 сентября 1911 г. я был в городском театре на парадном спектакле, который давался в присутствии Государя Императора. Когда после второго действия наступил второй антракт, то я, поднявшись со своего кресла, которое было в одиннадцатом ряду, направился к коридору, который охватывает вне зрительного зала весь партер.

32. Выписка из показаний полковника А.И. Спиридовича от 7-10 октября 1911 года.

Организации народной охраны я не касался и знаю только, что она состояла в ведении подполковника Кулябко, который и руководил ею по местам проезда. От подполковника Кулябко я слыхал, что и он и все чины отделения крайне обременены работой и что Кулябко возбуждал вопрос о замещении офицера для поручений, откомандированного от отделения незадолго перед тем; я и сам говорил об этом с г[енера-лом] Курловым, но какое разрешение получил этот вопрос, мне неизвестно. Подполковник Кулябко мне не рассказывал, что ходатайство его по этому предмету было отклонено за недостатком средств, находившихся в распоряжении ген. Курлова.

35. Протокол допроса подполковника Н.Н.Кулябко от 10 октября 1911 года.

1911 года, 10-го октября в г. Киеве я, прокурор С.-Петербургской судебной палаты В.Е. Корсак, по поручению сенатора М.И. Трусевича, дополнительно допрашивал нижепоименованного, который показал: Николай Николаевич Кулябко. Я подтверждаю свои показания и удостоверяю, что Курлов, Веригин и Спиридович знали о принципиальном решение пускать Богрова в места [Высочайших] посещений. Курлову об этом нашем решении я доложил 27-го августа утром в присутствии Веригина и Спиридовича и помню, что Спиридович, кажется, послал об этом письмо дворцовому коменданту.

36. Письмо сенатора М.И.Трусевича дворцовому коменданту В.А.Дедюлину от 10 октября 1911 года.

По ходу производимого мною по Высочайшему повелению расследования представляется необходимым выяснить нижеследующие вопросы и обстоятельства. 1) Какие учреждения, подведомственные дворцовому коменданту, выполняли функции охраны во время пребывания Его Императорского Величества в г. Киеве в августе и сентябре сего года, какова организация этих учреждений, задача их деятельности и способы осуществления таковых.

37. Письмо дворцового коменданта В.А. Дедюлина сенатору М.И.Трусевичу, позднее 10 октября 1911 года.

В ответ на письмо Вашего Превосходительства от 10-го сего октября за № 23/я, – я почитаю долгом предпослать ответам на предложенные вопросы нижеследующие соображения: Под моим начальством, в постоянном распоряжении, состоят, согласно Высочайше утвержденному 25 апреля 1906 года Положению о дворцовом коменданте (копия приложена), дворцовая полиция, собственный Его Императорского Величества конвой, собственный Его Императорского Величества сводный пехотный полк и 1-й железнодорожный полк, но части эти не обладают никакими розыскными функциями, а являются, так сказать, чисто физическою охраною.

33. Выписка из показаний заведующего наружным наблюдением Киевского охранного отделения С.И. Демидюка от 8 октября 1911 года.

Я прошу Вас записать мое мнение относительно того, что за Богровым не было поставлено наблюдение; с одной стороны, это правильно, а с другой стороны, неправильно. Правильно потому, что, наблюдая Богрова, филеры неоднократно могли завести его в охранное отделение, куда «Аленский» часто ходил и это было бы провалом сотрудника. С другой стороны, неправильно потому, что сведения, которые давал Богров, были очень важны, и в то же время неопределенны, наблюдение за ним самим могло многое выяснить и необходимо было проверить его и его деятельность.

34. Выписка из показаний пристава Киевской полиции А.А.Пилецкого от 8 октября 1911 года.

Я знаю, что наряду с нашей охраной была организована и так называемая народная охрана, под руководством подполковника Кулябки и бердичевского полицмейстера Цветковича, но по существу эту организацию нельзя было назвать охраной; это был сброд людей различных возрастов и положений, среди коих было очень много женщин и детей; билеты им выдавались без особого разбора и толпа эта исключи-тельно жаждала зрелищ: помощи от нее никакой не было.

31. Протокол допроса заведующего наружным наблюдением Киевского охранного отделения С.И. Демидюка от 5 октября 1911 года.

1911 г., октября 5 дня в г. Киеве я, прокурор С.-П[етер]б[ургской] судебной палаты В.Е. Корсак, по поручению сенатора М.И. Трусевича, дополнительно допрашивал нижепоименованного, который показал: Я, Самсон Иванович Демидюк, на предложенные мне вопросы отвечаю: в течение весны и лета текущего 1911 г. я неоднократно встречал в Киеве «Аленского»-Богрова. С ним я не разговаривал, но о своих встречах говорил не раз подполковнику Кулябке, предполагая, что он ввиду приближающегося тревожного времени на время киевских торжеств воспользуется услугами испытанного сотрудника.

28. Высочайшее повеление от 4 октября 1911 года.

Государь Император, 4 октября 1911 года, в Левадии, по всеподданнейшему докладу председателя Совета министров, Высочайше повелеть соизволил на предоставление сенатору Трусевичу, в обеспечение полноты производимого им расследования о действиях должностных лиц, принимавших участие в осуществлении охраны во время пребывания Его Императорского Величества в Киеве, нижеследующих прав...

30. Выписка из показаний подполковника Н.Н. Кулябко от 4 октября 1911 года.

Я затрудняюсь определить формальную роль статского советника Веригина в Киеве во время его пребывания здесь; пределы его полномочий мне совершенно неизвестны. Я знаю, что Веригин, как и. о. вице-директора д[епартармен]та полиции и лицо, близкое к генералу Курлову, участвовал во всех предварительных совещаниях по организации охраны, регистрации и выдаче билетов на торжества; роль его не была пассивной, он очень часто, гораздо чаще других, возражал генералу Курлову, указывал, например, что на тот или иной порядок не хватит людей, что расставить их нужно так; вообще он был в курсе всего дела и принимал участие во всех распоряжениях Курлова, сопровождая его всюду.

25. Письмо генерал-лейтенанта П.Г. Курлова министру императорского двора барону В.Б. Фредериксу от 30 сентября 1911 года.

Сегодня мне передали, что Его Императорскому Величеству благоугодно было выразить удивление, что такой честный и преданный слуга как я не подал до сих пор после киевских событий в отставку. За мою более чем тридцатилетнюю службу всякое малейшее слово Государя Императора было для меня законом, а потому я имею представить мою отставку министру внутренних дел.

26. Донесение командира Московского дивизиона П.К. Терпелевского в канцелярию сенатора М.И. Трусевича от 30 сентября 1911 года.

На отношение Ваше от 27-го сентября сего года сообщаю, что на офицеров вверенного мне сводного жандармского дивизиона возлагалось поддержание наружного порядка по пути Высочайшего следования, согласно Приказа по киевской городской полиции во время торжеств по случаю освящения памятника Императору Александру II, 29, 30 и 31 августа 1, 2, 3, 4, 5 и 6 сентября сего года и они находились в нарядах только в конном строю, а потому в театре на парадном спектакле 1-го сентября из офицеров сводного дивизиона никого не было и никаких инструкций относительно охраны бывших в театре министров никто из офицеров не получал.

27. Донесение командира Петербургского жандармского дивизиона М.И. Казакова от 30 сентября 1911 года.

На отношение Ваше от 27-го сентября сего года за № 30 уведомляю, что из офицеров вверенного мне дивизиона были в командировке в г. Киеве: полковник Андреев , ротмистры: Козловский, Кривцов и Рогаль-Левицкий , штабс-ротм[истр] Рассказов , поручики: Цихоцкий и Талалаев . Из них 1 сентября находились в наружном наряде у театра: полковник Андреев, шт[абс]-ротм[истр] Рассказов и поручик Талалаев. Внутри театра в наряде никто из офицеров вверенного мне дивизиона не находился. Каких-либо инструкций об охране присутствующих министров никто из них не получал.

Страницы

Подписка на Терроризм