Поиск по документам XX века

Loading

Протокол допроса

Протокол допроса генерал-лейтенанта Э. фон Куровски. 17 января 1946 г.

До войны между Германией и Советской Россией мне ничего неизвестно было о военных планах против России. Как я уже узнал с началом военных действий, агрессивные планы Гитлера и германского правительства, направленные против Советского Союза, были разработаны за несколько лет до войны, подтверждением могут служить имевшиеся у меня разговоры с начальником штаба 4-й армии генералом фон Бернут * в декабре 1941 г. или в январе 1942 г. в штабе 4-й армии после первого отступления от Москвы, в районе Мосальск-Сухиничи, который мне сообщил, что после оккупации Германией Чехословакии во время обеда, данного фюрером немецким генералам в его штаб-квартире в 1939 г., на заданный вопрос Гитлеру одним из участвующих на обеде офицеров: «Что будет с нашими старыми колониями?» — он ответил: «Наши колонии находятся на Востоке».

Протокол допроса генерал-лейтенанта Э. фон Куровски. 25 декабря 1945 г.

Я родился в гор. Штеттин — Германия. Отец мой, Эбергард фон Куровский, был генералом от инфантерии (пехоты), принимал участие в Первой империалистической войне, командуя немецкой дивизией, умер в 1927 году. Мать моя, Ольга фон Мартене происходит из семьи генерала прусской армии, в момент моего пленения проживала с моей семьей в городе Эльбине *. До Первой империалистической войны родители имели капитал в 225 000 марок, но после инфляции сбережений осталось только на сумму 20 000 марок. Образование: в 1914 году окончил 8 классов гимназии в гор. Кобленц, в 1921-[ 19]22 гг. посещал 3 семестра Высшей технической школе в гор. Шарлоттенбург, с 1929 по 1932 годы был слушателем Военной академии генерального штаба в гор. Берлин и закончил ее со званием капитана. Женат на дочери высшего чиновника финансового управления в гор. Берлин — Эрике, урожд[енной] фон Дюлонс, до моего пленения проживала в гор. Эльбинге. Сын, Удо, 1923 года рождения, убит на итальянском фронте, сын Гернот — 1925 г[ода] рождения, курсант военной кавалерийской школы в гор. Бромберге, сын Эбергард — 1928 года рождения, находится в фолькештурме в Восточной Пруссии, дочь — Роза, 1926 г[ода рождения], работала практикантом-агрономом в одном из имений в провинции Шлезвиг-Гольштейн. По наследству я получил от родителей капитал в сумме 50 000 марок.

Протокол допроса епископа И.И. Слипого о сотрудничестве униатской церкви Галиции с украинскими националистическими организациями 15 декабря 1945 г.

...Я уже признал, что униатская греко-католическая церковь в Галиции установление Советской власти в России и на Украине встретила враждебно и в контакте с различными украинскими националистическими организациями действительно проводила большую подрывную работу против Советского государства. В 1917—1918 гг. униатская церковь оказывала помощь украинским националистам в формировании так называемой «Украинской галицкой армии» — УГА244, которая совместно с иностранными интервентами вела вооруженную борьбу против Красной Армии за создание украинского буржуазного государства...

Протокол допроса генерал-майора О. фон Нидермайера. 28 августа 1945 г.

В 1905 году по окончании гимназии я поступил добровольно в качестве юнкера на службу в немецкую армию. До лета 1912 года командовал взводом в 10-м Баварском артиллерийском полку. Одновременно со службой в армии с 1907 по 1912 годы проходил курс обучения в вечернем отделении Мюнхенского университета по факультету географии, этнографии и геологии. С 1912 по 1914 годы был в научной экспедиции в Иран, после чего совершил путешествие по Индии, Аравии, Египту, Палестине, Сирии и Турции. С начала войны 1914 года в составе 10-го артиллерийского [полка] как командир батареи участвовал в боях на Западном фронте. С ноября 1914 по конец 1916 годах руководил военной экспедицией, предпринятой по заданию Генштаба в Иран и Афганистан с целью организации там повстанческого движения против англичан. По возвращении из экспедиции, до марта 1918 года, служил помощником начальника штаба фронта на Ближнем Востоке. Затем, до конца войны, я являлся офицером генштаба при 8-й Баварской дивизии и 3-м Баварском корпусе. Весной 1919 года в составе Добровольческого корпуса Эппа участвовал в подавлении революционного выступления в Мюнхене и Нюрнберге.

Выписка из протокола допроса руководителя «УПА—Запад» А.А. Луцкого о заседаниях Главного провода ОУН— Бандеры, переговорах с немцами, венграми, поляками, мельниковцами и отношении Провода к УГВР

...ШУХЕВИЧ дал положительную оценку деятельности ОУН за прошедшее полугодие. Он тогда заявлял, что ОУН имеет почти решающее влияние на территории от Днепра до Карпат. Другие политические течения (мельниковцы и др.) потеряли то небольшое влияние на украинское население, которое они имели до этого. По этому же вопросу выступал ОХРИМОВИЧ, который дал краткую характеристику положения ОУН в Галиции. Он заявил, что население Галиции, особенно интеллигенция, переживают определенный духовный паралич. Националистическое подполье боится немцев, а еще больше прихода Советской власти. Однако, за последнее время состояние немного улучшилось. Деятельность УНС подняла движение националистической части населения Галиции в пользу ОУН...

Из протокола допроса руководителя УПА-Запад А.А. Луцкого о его участии в создании и руководстве УПА и Украинской народной самообороны (УНС)

После освобождения немцами из тюрьмы я выехал в г. Ровно, где в то время проживала моя жена ЛУЦКАЯ Юлия Федоровна. Здесь я пробыл несколько дней, после чего направился в с. Боднаров Станиславской области к своим родным. Уже в январе 1943 г. я вернулся в г. Львов с твердым намерением восстановить связь с ОУН и принять активное участие в ее работе. В г. Львове я встретился с упоминаемым на предыдущих допросах ЧИЖЕВСКИМ Василием — «АРТЕМ», который имел связи к Главному «Проводу» и через него установил связь с руководителем Главного «Провода» ОУН ЛЕБЕДЕМ, находившимся в то время на нелегальном положении.

Выписка из протокола допроса руководителя УПА—Запад А.А. Луцкого о сотрудничестве ОУН с немецкими разведывательными органами в довоенный период, о II конгрессе ОУН, создании «Украинского легиона» и участии его в карательных экспедициях против партизан.

...В конце января 1941 г. руководитель Краевого «Провода» ОУН МИРОН назначил меня заместителем коменданта созданных в г. Кракове Центральным «Проводом» ОУН курсов по подготовке руководящего состава ОУН для нелегальной работы в западных областях Украины. Кроме того, сам я в то время являлся слушателем военных курсов по подготовке высшего командного состава ОУН...

Протокол допроса гросс-адмирала Э. Редера. 5 июля 1945 г.

Структура военно-морского флота Германии в основном была следующая: «Оберскомандо дер кригкс марине» (Верховное командование военно-морского флота) возглавлялось Главнокомандующим, каковым с 1928 года был я, и, как я уже показал ранее, я с 1938 года подчинялся Гитлеру. При главнокомандующем военно-морского флота имелся штаб. Этот штаб Главнокомандующего никаких управлений или отделов не имел, это, по существу, был рабочий технический аппарат Главнокомандующего, выполняющий его указания. Начальником штаба Главнокомандующего до конца 1943 года был контр-адмирал Шульте-Ментинг, в последнее время при фон Дёниц начальником штаба был капитан Цур зее* (соответствует полковнику) фон Давидзон...

Протокол допроса гросс-адмирала Э. Редера. 23 июня 1945 г.

Еще в 1939 году, по достижении 63-х летнего возраста, я проси отставки у Гитлера, но мне было в этом отказано. В апреле 1942 года я вторично просил у Гитлера отставку, ссылаясь на CBOI преклонный возраст, истинным же мотивом моего заявления об отставке — было несогласие с Гитлером войны против Советского Союза. И на это мое повторное ходатайство Гитлер ответил отказом. 6 января 1943 года, будучи на приеме у Гитлера, у меня с последним про изошел крупный разговор по поводу одной, по мнению Гитлера, неудачно! операции немецкого флота в водах Норвегии, имевшей место 31 декабря 1942 года. В результате этого разговора я попросил у Гитлера отставку, и он согласился удовлетворить мою просьбу, но попросил меня остаться на посту Главно командующего военно-морским флотом до конца января м[еся]ца. 30 января 1943года я ушел в отставку. При отставке я получил титул — адмирал-инспектор военно-морского флота, с сохранением своего чина гросс-адмирал. I немецкой печати было опубликовано, что я уволен в отставку по собственному желанию, но фюрер считает меня своим советником по военно-морским вопросам и будет пользоваться моими услугами и впредь. Фактически, после ухода в отставку я ни разу как советник Гитлером не использовался.

Протокол допроса генерал-майора О. фон Нидермайера. 26 мая 1945 г.

О готовящейся войне Германии против Советского Союза [я узнал] от германского посла в Москве графа Шуленбурга, когда остановился у него проездом из Японии в Германию. По приезде в Берлин я встретился с рядом знакомых мне офицеров Генерального штаба и из бесед с ними ясно понял, что война против Советского Союза должна начаться в скором времени. После начала войны Германии против Советского Союза мне было неоднократно предложено взять на себя командование той или иной дивизией. Я отказывался. В начале 1942 года отделом кадров штаба сухопутных сил мне было предложено взять на себя руководство обучением «добровольческих сил». Я отклонил это. Спустя три месяца я получил приказ — принять командование 162-й пехотной дивизией 177. Когда я узнал, что в этой дивизии будут обучаться «добровольцы», я просил отменить приказ. Моя просьба была отклонена, и мне в Берлине сказали, что это является категорическим приказом Кейтеля и что я должен принять на себя руководство обучением «добровольцев», т.к. владею восточными языками, а «добровольцы» состоят из азербайджанцев и туркестанцев. Я вынужден был подчиниться этому приказу.

Протокол допроса генерал-майора О. фон Нидермайера. 17 мая 1945 г.

Вопрос. Работая в Советском Союзе по восстановлению промышленности, от какой организации Германии вы действовали? Ответ: По восстановлению промышленности в России я работал непосредственно от германского Генерального штаба, всегда был непосредственно связан лично по этому делу с начальником Генерального штаба генералом Хассе. Вопрос: А в Советском Союзе с кем вы были связаны непосредственно по вопросам восстановления военной промышленности в СССР? Ответ: По вопросам восстановления военной промышленности в СССР я непосредственно был связан с Генеральным штабом Красной Армии. Лично имел дело по указанным выше вопросам с начальником воздушных сил Барановым, начальником бронетанковых сил, фамилии теперь его не помню *, и с начальником Химического управления Фишманом. Отдельные вопросы мне приходилось решать с Шапошниковым и Ворошиловым. Вопрос: Каким образом вы осуществляли практическую помощь Советскому Союзу по восстановлению промышленности?

Протокол допроса генерал-майора О. фон Нидермайера. 16 мая 1945 г.

Начал я свою службу в германской армии с 1905 года, и в первые [годы] службы служил в 10-м артиллерийском полку, который в то время дислоцировался в гор. Эрланген. При полку я проходил начальное военное обучение и в 1906 году по окончании школы получил военное звание лейтенант. Затем я был из полка откомандирован на учебу в артиллерийскою школу в гор. Мюнхен, которую окончил в 1910 году, а по окончании снова был направлен в 10-й артиллерийский] полк, где непрерывно прослужил до 1912 года. С 1912 по 1914 год я участвовал в научной военной экспедиции и находился в Персии, Индии, Аравии, Египте, Палестине и Сирии, цель экспедиции — изучение географии и геологии указанных местностей. Была эта экспедиция от Академии наук Мюнхена. В период начала Первой империалистической войны я имел звание обер-лейтенант, находился к тому времени во Франции в командировке. В конце 1914 года я, по приказу Генерального штаба, получил назначение с полком отправиться в экспедицию [в Персию] и Афганистан для наступления с указанных сторон на английские колонии, в частности, на Индию 175. Одновременно я от Генштаба имел задачу: собирать данные об английской армии в указанных местах...

Протокол допроса вице-адмирала Г.-Э. Фосса. 7 мая 1945 г.

Я, зам[еститель] нач[альника] 1 отделения 4 отдела Управления контрразведки «Смерш» 1 Белорусского фронта майор Бандасов, через переводчика сержанта Горелик, допросил военнопленного, вице-адмирала немецкой армии Фосс Ганса Эриха, 1897 года рождения, уроженец гор. Ангермюнде Бранденбургской провинции, житель гор. Берлин-Далем, улица Биттерштрассе 14-17, немец, образование среднее, в 1915 году окончил гуманитарную гимназию, в 1917 году закончил военно-морскую офицерскую школу в гор. Мюрвик, в 1918 году в том же городе закончил военно-торпедную школу, в 1923 году военно-зенитную школу в гор. Вильгельмсхафене и в 1934 году военно-артиллерийскую школу морских офицеров.

Протокол допроса вице-адмирала Г.-Э. Фосса. 6 мая 1945 г.

Я, зам[еститель] нач[альника] 1 отделения 4 отдела Управления контрразведки «Смерш» 1-го Белорусского фронта майор Бандасов, через переводчика сержанта Горелик, допросил военнопленного, вице-адмирала немецкой армии Фосс Ганса Эриха, 1897 года рождения, уроженца гор. Ангермюнде Бранденбургской провинции, житель гор. Берлин-Далем, по Биттерштрассе 14-17, немец, образование общее — среднее, специальное: в 1917 году окончил военно-морскую офицерскую школу в гор. Мюрвик, в 1923 году военно-зенитную школу в гор. Вильгельмсхафене, в 1934 году школу военно-морских офицеров, женат, представитель Ставки Гитлера по военно-морским делам, в чине вице-адмирала.

Из протокола допроса члена ОУН Кутковца И.Т. о деятельности ОУН-Бандеры на Западной Украине в 1939—1943 гг. и создании УПА. 1 февраля 1944 г.

С давних времен Германия, претендуя на захват богатых украинских земель, была заинтересована в существовании ОУН, имея в виду, в последующем использовать ее борьбу за создание «самостоятельной» Украины в своих интересах. Исходя из этого, Германия всемерно содействовала ОУН в ее практической деятельности, предоставляя убежище для националистов эмигрантов, и финансировала ОУН. Издаваемая газета «Сурма», бюллетени и другая националистическая литература печаталась в Германии. Часть националистической литературы нелегально издавалась в гг. Львове, Кракове и других городах Западной Украины.

Страницы

Подписка на Протокол допроса