Поиск по документам XX века

Loading

Репрессии 30-50-х годов

Репрессиям против политических противников  в ходе борьбы за власть в СССР последние десятилетия в исследовательской и публицистической литературе даются самые противоречивые характеристики. В какой мере и против кого респрессии были оправданы и необходимы, когда стоял вопрос о сохранении суверенитета государства? В какой мере они исходили от местных обкомовских "царьков", стремившихся расправиться со своими личными недоброжелателями? В какой мере репрессии являлись намеренной провокацией со стороны русофобствующей партийно-советской номенклатуры, пришедшей к власти в результате революции и гражданской войны? На все эти вопросы даются разные отчеты. Вот как виделась проблема И.Сталину к тому моменту, когда наиболее массовые репрессии были закончены, а именно, в ноябре 1938 года:

 

"СНК СССР и ЦК ВКП (б) отмечают, что за 1937-1938 годы под руководством партии органы НКВД проделали большую работу по разгрому врагов народа и очистили СССР от многочисленных шпионских, террористических, диверсионных и вредительских кадров из троцкистов, бухаринцев, эсеров, меньшевиков, буржуазных националистов, белогвардейцев, беглых кулаков и уголовников, представлявших из себя серьезную опору иностранных разведок в СССР и, в особенности, разведок Японии, Германии, Польши, Англии и Франции.

Одновременно органами НКВД проделана большая работа также и по разгрому шпионско-диверсионной агентуры иностранных разведок, пробравшихся в СССР в большом количестве из-за кордона под видом так называемых политэмигрантов и перебежчиков из поляков, румын, финнов, немцев, латышей, эстонцев, харбинцев и пр.

"Очистка страны от диверсионных повстанческих и шпионских кадров сыграла свою положительную роль в деле обеспечения дальнейших успехов социалистического строительства.

Однако не следует думать, что на этом дело очистки СССР от шпионов, вредителей, террористов и диверсантов окончено.

Задача теперь заключается в том, чтобы, продолжая и впредь беспощадную борьбу со всеми врагами СССР, организовать эту борьбу при помощи более совершенных и надежных методов.

Это тем более необходимо, что массовые операции по разгрому и выкорчевыванию враждебных элементов, проведенные органами НКВД в 1937-1938 годах при упрощенном ведении следствия и суда, не могли не привести к ряду крупнейших недостатков и извращений в работе органов НКВД и Прокуратуры. Больше того, враги народа и шпионы иностранных разведок, пробравшиеся в органы НКВД как в центре, так и на местах, продолжая вести свою подрывную работу, старались всячески запутать следственные и агентурные дела, сознательно извращали советские законы, производили массовые и необоснованные аресты, в то же время спасая от разгрома своих сообщников, в особенности, засевших в органах НКВД.

Главнейшими недостатками, выявленными за последнее время в работе органов НКВД и Прокуратуры, являются следующие..."

Далее читайте статью Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия, 17 ноября 1938 года.

Далее читайте документы:

Верховный Суд Союза ССР. Определение № 4— н —010805 от 3.VI — 55 г.

Приговор специального присутствия Верховного Суда Абхазской АССР от 30 октября — 2 ноября 1937 года в отношении ЛАДАРИЯ Владимира Константиновича, ЧАЛМАЗА Михаила Исламовича, ЛА-КОБА Михаила Аполлоновича, ИНАЛ-ИПА Константина Платоновича, ЛАКОБА Василия Дмитриевича, ДЖЕРГЕНИЯ Дмитрия Иосифовича, ЭНГЕЛОВА Анастаса Феофелактовича, СЕЙСЯНА Павла Арутюновича, ТУРКИЯ Семена Степановича, КИШМАРИЯ Михаила Исламовича, ЭБЖНОУ Сейга Ежговича, ЧАНБА Хигу Петровича, АХУБА Кеменса Джировича — отменить и дело о них за отсутствием в их действиях состава преступления прекратить.

Из письма И.Н. Меладзе в КГБ ГССР. 28 августа 1954 г.

«...В 1936 г. в августе месяце органами НКВД Грузии в г. Тбилиси я был арестован и посажен во внутреннюю тюрьму, в одиночку. В течение 5 дней для меня лично вопрос был загадочным, почему я подвергался аресту. Персонально в отношении меня применяли неслыханный террор, т. е. в течении 4-х суток не давали ни куска хлеба, ни горячую, ни холодную пищу, лишь на пятые сутки в час ночи

Обвинительное заключение по делу ЕАК.

По обвинению: ЛОЗОВСКОГО Соломона Абрамовича, ФЕФЕРА Исаака Соломоновича, БРЕГМАНА Соломона Леонтьевича, ЮЗЕФОВИЧА Иосифа Сигизмундовича, ШИМЕЛИОВИЧА Бориса Абрамовича, КВИТКО Лейба Моисеевича, МАРКИША Переца Давидовича, БЕРГЕЛЬСОНА Давида Рафаиловича, ГОФШТЕЙНА Давида Наумовича, ЗУСКИНА Вениамина Львовича, ШТЕРН Лины Соломоновны, ТАЛЬМИ Леона Яковлевича, ВАТЕНБЕРГА Ильи Семеновича, ТЕУМИН Эмилии Исааковны и ВАТЕНБЕРГ-ОСТРОВСКОЙ Чайки Семеновны в совершении преступлений, предусмотренных статьями 58-1«а», 58-10 ч. II и 58-11 УК РСФСР.

Справка в ЦК ВКП(б) о подследственном Шимелиовиче Б.А.

МГБ СССР 13 января 1949 года за шпионскую и националистическую деятельность был арестован ШИМЕЛИОВИЧ Борис Абрамович, 1892 года рождения, уроженец гор. Риги, еврей, член ВКП(б) с 1920 года, бывший главный врач Московской городской клинической больницы им. Боткина На допросах ШИМЕЛИОВИЧ признал себя виновным в том, что, являясь по своим убеждениям еврейским националистом, выходцем из Бунда, он еще в довоенные годы установил преступную связь с активным врагом советской власти МИХОЭЛСОМ. В 1942 году МИХОЭЛС ввел ШИМЕЛИОВИЧА в состав президиума Еврейского антифашистского комитета, предварительно посвятив его в свои вражеские замыслы об использовании комитета в целях борьбы против ВКП(б) и Советского правительства.

Записка министра государственной безопасности С.Д. Игнатьева о необходимости возобновить следствие по делу ЕАК. 24 августа 1951 г.

Докладываю Вам, что в МГБ СССР ведется следствие по делу арестованных еврейских националистов: ЛОЗОВСКОГО С.А., бывшего начальника Совинформбюро. ФЕФЕРА И.С., бывшего ответственного секретаря Еврейского антифашистского комитета, ШТЕРН Л.С.,2 бывшего действительного члена Академии медицинских наук СССР, ШИМЕЛИОВИЧА Б.А.,3 бывшего главного врача московской больницы имени Боткина и их сообщников, всего в количестве 15 человек, проводивших враждебную деятельность против Советского государства.

Из вторичного обвинительного заключения по делу Д. К. Цейба. от 28 февраля 1949 г.

«Цейба Давид Константинович, 1910 года рождения, уроженец с. Лыхны Гудаутского района Абхазской АССР, абхазец, гражданин СССР, бывший член ВКП(б), со средним образованием, холост, нигде не работает проживает в с. Лыхны Гудаутского района Абхазской АССР — находился в самых близких связях с осужденными врагами народа Лакоба Нестором, Инал-ипа К- П., Чукбар А. И. и др.

Из протокола допроса Гофштейна Д. Н.

ВОПРОС: На предыдущем допросе вы показали, что ваши сообщники, еврейские националисты, засевшие в Еврейском антифашистском комитете, поддерживали связь с московской общиной и контактировали с ней свою преступную работу. Из каких источников вам об этом известно? ОТВЕТ: О связи Еврейского антифашистского комитета с синагогой, мне рассказывали

Протокол допроса свидетеля...

Предупрежден об ответственности за дачу ложных показаний согласно ст. 95 УК ГССР. ВОПРОС: гр-н <...>, знаете ли вы гр-на ЛАКЕРБАЙ Михаила Александровича, если да, то с какого времени и в каких Вы взаимоотношениях находитесь? ОТВЕТ: Гр-на ЛАКЕРБАЙ Михаила Александровича писателя-драматурга, по образованию юриста, знаю с 1927 г. Взаимоотношения у нас товарищеского характера.

Протокол допроса свидетеля...

Будучи предупрежден об ответственности за дачу ложных показаний согласно ст. 95 УК ГССР свидетель по существу дела показал: ВОПРОС: Гр-н <...>, знаете ли вы гр-на ЛАКЕРБАЙ Михаила Александровича и какие у Вас взаимоотношения? ОТВЕТ: Гр-на ЛАКЕРБАЙ Михаила Александровича знаю с 1939 г., взаимоотношения у нас нормальные в плане делового знакомства. Не являлся родственником и не состоит во вражде.

Протокол допроса свидетеля...

ВОПРОС: Гр. <...>, знаете ли Вы гр-на ЛАКЕРБАЙ Михаила Александровича и в каких вы взаимоотношениях находитесь? ОТВЕТ: Гр. ЛАКЕРБАЙ Михаила Александровича - писателя-драматурга знаю примерно лет 7-6. В родстве мы не состоим, а равно не находимся во враждебных отношениях. Взаимоотношения между нами нормальные. В бытность мою на работе в Гудаутском Райкоме партии, до Великой Отечественной войны, ЛАКЕРБАЙ М.А. со своим братом Иваном Александровичем иногда заходили в Райком партии, где бывали у секретаря, у меня и у других ответ, работников Райкома.

Министру государственной безопасности Абхазской АССР.

За измену Родине нами арестован ЛАКЕРБАЙ Михаил Александрович, 1901 года рождения, уроженец с. Мерхеули, Гульрипшинского района, Абхазской АССР. Из имеющейся в деле-формуляре справки от 16.1-1947 года (составленной Вами по материалам дела) видно, что ЛАКЕРБАЙ М.А. после возвращения из плена вел анти-советскую национал-шовинистическую агитацию

Письмо В.И. Кукубы из Лагпункта. 20.11.40 г.

Получил твое письмо от 1 октября с-г и открытку, а также письма детей и рисунки Шурочки. Очень рад и благодарен тебе за все это. Наши дети во многом без меня выросли в смысле знаний, а мне все представляются такими, какими я их оставил. Я доволен, что дочку нашу ты отдала в музучилище.

Письмо В.И. Кукубы из Лагпункта. 29 сентября 1940 г.

Получил сегодня утром от тебя открыточку и от Ольки сестры тоже открыточку. Получил также от тебя третью посылку дня три тому назад и письма, очень благодарю за то и за другое. В посылке все нужное для меня, но слишком хорошие для меня кожаные рукавицы и свитр. Здесь мне нужны грубые, но теплые вещи. Свитр очень хорош для меня, могла оставить себе, а мне какую-нибудь грубую менее ценную могла прислать, чтобы тебе не пришлось тратить весьма нужные для тебя деньги.

Письмо В.И. Кукубы из Лагпункта . 16 марта 1940 г.

Я здоров, чувствую себя хорошо. По дороге я тебе писал письма из Тбилиси (февраль мес), Харькова и Котласа, получила ли не знаю. Решением Особого совещания дали мне пять лет, считая со дня ареста, т. е. с 17 сентября 1938 г. Следовательно еще остается 3,5 года, но думаю на днях написать подробно по существу моего дела в НКВД СССР Берия и раньше освобожусь.

Письмо Зосима Бениа к Сулико.

Получил твое письмо от 31/1— с/г и скажу, что моей радости нет предела. Не откажи писать почаще скучному дяде Зосе, который не видел тебя с июня 1936 г.! Не забывай в следующих письмах упомянуть, как здоровье нашего общего счастья — мамы — бабушки. Скажи дяде Ивану Семеновичу, что ему еще рано жениться, ведь он пока молод, пусть подождет меня, неплохого тамады.

Страницы

Подписка на Репрессии 30-50-х годов