Поиск по документам XX века

Loading

Репрессии 30-50-х годов

Репрессиям против политических противников  в ходе борьбы за власть в СССР последние десятилетия в исследовательской и публицистической литературе даются самые противоречивые характеристики. В какой мере и против кого респрессии были оправданы и необходимы, когда стоял вопрос о сохранении суверенитета государства? В какой мере они исходили от местных обкомовских "царьков", стремившихся расправиться со своими личными недоброжелателями? В какой мере репрессии являлись намеренной провокацией со стороны русофобствующей партийно-советской номенклатуры, пришедшей к власти в результате революции и гражданской войны? На все эти вопросы даются разные отчеты. Вот как виделась проблема И.Сталину к тому моменту, когда наиболее массовые репрессии были закончены, а именно, в ноябре 1938 года:

 

"СНК СССР и ЦК ВКП (б) отмечают, что за 1937-1938 годы под руководством партии органы НКВД проделали большую работу по разгрому врагов народа и очистили СССР от многочисленных шпионских, террористических, диверсионных и вредительских кадров из троцкистов, бухаринцев, эсеров, меньшевиков, буржуазных националистов, белогвардейцев, беглых кулаков и уголовников, представлявших из себя серьезную опору иностранных разведок в СССР и, в особенности, разведок Японии, Германии, Польши, Англии и Франции.

Одновременно органами НКВД проделана большая работа также и по разгрому шпионско-диверсионной агентуры иностранных разведок, пробравшихся в СССР в большом количестве из-за кордона под видом так называемых политэмигрантов и перебежчиков из поляков, румын, финнов, немцев, латышей, эстонцев, харбинцев и пр.

"Очистка страны от диверсионных повстанческих и шпионских кадров сыграла свою положительную роль в деле обеспечения дальнейших успехов социалистического строительства.

Однако не следует думать, что на этом дело очистки СССР от шпионов, вредителей, террористов и диверсантов окончено.

Задача теперь заключается в том, чтобы, продолжая и впредь беспощадную борьбу со всеми врагами СССР, организовать эту борьбу при помощи более совершенных и надежных методов.

Это тем более необходимо, что массовые операции по разгрому и выкорчевыванию враждебных элементов, проведенные органами НКВД в 1937-1938 годах при упрощенном ведении следствия и суда, не могли не привести к ряду крупнейших недостатков и извращений в работе органов НКВД и Прокуратуры. Больше того, враги народа и шпионы иностранных разведок, пробравшиеся в органы НКВД как в центре, так и на местах, продолжая вести свою подрывную работу, старались всячески запутать следственные и агентурные дела, сознательно извращали советские законы, производили массовые и необоснованные аресты, в то же время спасая от разгрома своих сообщников, в особенности, засевших в органах НКВД.

Главнейшими недостатками, выявленными за последнее время в работе органов НКВД и Прокуратуры, являются следующие..."

Далее читайте статью Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия, 17 ноября 1938 года.

Далее читайте документы:

Письмо Зосима Бениа родственникам.

Получил 15/IX Ваше и Неллички письма от 16/VIII с/г. Безгра-нично рад благополучию. Знаю, что беспокою Вас своими письмами, но не откажите передать это письмо моим: Мамане и Лулико. Вас обоих и маленького Серго крепко целую

Письмо Зосима Бениа к Коке.

Открытку твою я получил 25/V, благодарю тебя за память. Спешу сообщить, что я жив и вполне здоров. Теперь прошу присылать мне заказной бандеролью газету «Советская Абхазия», если же трудно посылать часто, то посылай, по крайней мере, один номер указанной газеты раз в десятидневку, хорошо? Дальше прошу тебя, Лулу, Шуру. Нелличку и тетю Лалу прислать свои отметки об успехах по учебе.

Письмо Зосима Бениа к Люсик.

Получил твое письмо, благодарю за память. В письме ты ни слова не пишешь на счет Маруси, Ксени и Кукочки, ведь ты знаешь, что их здоровье одинаково дорого для меня, как и твое драгоценное здоровье. Я безгранично рад, что ты так умно пишешь, от души желаю чтобы ты стал выдающимся общественным работником. Теперь мы переживаем интереснейшее время, время стройки новой социалистической светлой жизни на развалинах старого и насквозь прогнившего строя.

Из письма бывшего секретаря Гудаутского РК КП Грузии В. М. Барциц наркому ВД Грузии Гоглидзе. Сентябрь 1938 г.

«Я, Барциц Виктор Мамсирович, был арестован органами НКВД, лично наркомом Пачулия и Абазовым 4.IV.38 г. В ночь моего ареста поговорив со мной, Пачулия и Абазов в течение 10—15 минут, посадили в карцер без обуви и вещей, оставив на мне нижнюю рубашку, кальсоны и брюки. Находился в этом карцере 16 суток, т. е. до 20 апреля. Из карцера не выпускали, не разрешали руки мыть, только выносил парашу через 2—3 суток. 16 суток провел я в карцере, сидя и стоя, поскольку на цементе лежать было невозможно, как кормили я не помню...

Из обвинительного заключения по делу И. Т. Аджба от 13 марта 1938 г.

Аджба Иван Тарасович, 1908 года рождения, уроженец села Ачандара Гудаутского района, с высшим образованием, ныне работающий зав. районным внуторгом, член ВКП(б) с 1932 года, состоит членом контрреволюционной троцкистской организации... Аджба И. Т. будучи на учебе в Москве аспирантом Института в 1935 г. был завербован и вовлечен в контрреволюционную троцкистскую нелегальную организацию Багапш Н. и Ахуба

Из обвинительного заключения по делу 3.C. Агрба от 26 декабря 1937 г.

Гражданин Агрба Захар Сулейманович, 1901 года рождения, урожденный Гудаутского района с. Абгархук, из крестьян, образование высшее, служащий, абхазец, по профессии обществовед, последнее место работы — директор Абхазского государственного театра, исключен из рядов ВКП(б) как двурушник и скрытый троцкист, гражданин СССР, является участником к/р организации в Абхазии...

Из обвинительного заключения по делу Н.Р. Багапш. 13. XI. 1937 г.

Второй секретарь Очамчирского райкома КП Грузии Багапш Нури является руководителем контрреволюционной троцкистско-террористической организации и подготавливает террористический акт над руководителями партии и правительства. Изложенное выше подтверждено показаниями арестованных из его же организации.

Из обвинительного заключения по делу А.Ш. Ашхацава от 13 ноября 1937 г.

Ашхацава Ардаш Шмафович родился 4 марта 1905 г. в с. Джгерда Очамчирского района, из крестьян-бедняков. Проживал с матерью, учился в сельской школе. В 1918 г. учился в г. Очамчира, с 1923 г. работал в типографии в г. Сухуми. С 1926 года — в Москве. Получил высшее образование. С 1922 года — член ВЛКСМ и с 1928 года — член партии.

Митинг в колхозе «КИМ». 3 ноября, 1937

Самое гнусное, самое отвратительное, что может быть у уголовных преступников, бледнеет перед омерзительными преступлениями троцкистских мерзавцев — участников контрреволюционной организации, орудовавшей в Абхазии под руководством обер-бандита Н. Лакоба.

Враги просчитались.

Нет слов, чтобы выразить всю глубину и силу нашего гнева и ненависти к кучке фашистских наймитов, презренных изменников родины — Чалмаз М., Лакоба М., Ладария В., Инал-ипа К., Джергения Д. и другим троцкистским мерзавцам. Пойманные с поличным, эти предатели, вынужденные сбросить маску, раскрыли перед судом гнусную и омерзительную картину того, как они во главе с фашистским атаманом, троцкистом Н. Лакоба осуществляли свое гнусное дело.

Троцкисты должны быть уничтожены.

Жгучим гневом наполняются сердца рабочих гудаутского хлебозавода, когда перед ними раскрываются все ужасы, творимые контрреволюционной бандой во главе с Н. Лакоба. С негодованием произносятся имена всех негодяев, в том числе Пилия и Киут, долгое время работавших в Гудаутах и творивших свое гнусное дело.

Шпионам нет места на советской земле.

Мы, рабочие и служащие «Абзаготзерно», требуем от Верховного суда Абхазской АССР расстрелять взбесившихся псов, участников контрреволюционной, диверсионно-вредительской, террористическо-повстанческой, шпионской организации, орудовавшей в Абхазии. Тем, кто покушался на жизнь нашего дорогого, любимого вождя товарища Сталина, кто вредил нашему народному хозяйству и готовил вооруженное восстание, не может быть места на советской земле.

Как велась подрывная работа на Ткварчелугле.

Бурю гнева и возмущения вызывают в наших сердцах чудовищные преступления злейших врагов народа, этих 13 бандитов — Лакоба, Ладария В., Чалмаз М., Инал-ипа К. и других, представших перед пролетарским судом. Слушая показания преступников, невольно вспоминаешь о чудовищных фактах вредительства на нашем предприятии — Ткварчельском каменноугольном руднике, совершенных по их указаниям их сообщниками и сподручными — диверсантами и вредителями Финкельштейном, Хведелидзе, Ладария Б., Мац, Кучуберия, Собанским и другими.

Речь государственного обвинителя, прокурора Абхазской АССР тов. В.Я. Шония. 3 ноября, 1937 г.

Внимание всех трудящихся советской Абхазии, рабочих, колхозников, интеллигенции приковано к настоящему судебному процессу. Не только вы, члены Верховного суда, которые вели в течение четырех дней со всем вниманием, со всей серьезностью и напряжением судебное следствие по настоящему делу, вскрывая шаг за шагом самые отвратительные, самые гнусные преступления, совершенные сидящими здесь на скамье подсудимых лицами, но и все трудящиеся нашей прекрасной солнечной родины с таким же вниманием и с таким же напряжением следили за ходом судебного следствия по этому делу.

Речь общественного обвинителя т. Делба М. К.

Второго ноября на процессе контрреволюционной диверсионно-вредительской, террористическо-повстанческой, шпионской организации выступил общественный обвинитель тов. Делба М. К- Товарищи судьи и члены Специального присутствия Верховного суда Абхазской АССР! — начал свою речь общественный обвинитель. Шайка террористов М. Лакоба, В. Ладария, М. Чалмаз, В. Лакоба, К. Инал-ипа, Д. Джергения, А. Энгелов и другие заклятые троцкисты и бухаринцы являются активными участниками банды, которую сколотил бывший председатель ЦИКа Абхазии Н. Лакоба, ярый враг народа, презренный предатель родины, двурушник, диверсант, шпион и террорист.

Страницы

Подписка на Репрессии 30-50-х годов