Поиск по документам XX века

Loading

Письмо

Рубрика "Письмо" на сайте Документы XX века представлена широко, даже слишком. Поэтому подавляющее большинство писем отмечено иным тэгом, например, МИД СССР или другими. К собственно этой рубрике отнесены письма, не подпадающие под иную классификацию, например, личные письма исторического лица своим близким друзьям и членам семьи.

И.М. Майский - В.Д. Бонч-Бруевичу. 22 апреля 1933 г.

Получил Ваше письмо от 16.IV с[его] г[ода] с просьбой об оказании содействия Центральному литературному музею. Охотно сделаю со своей стороны все, что возможно, но прежде, чем приступись к практическим действиям, прошу Вас разъяснить, какого рода материалы Вас интересуют. Из двух Ваших писем 2 для меня остается неясным, будет ли Музей собирать материалы, касающиеся истории, искусства, литературы и пр. только народов СССР или же всех народов земного шара вообще. От ответа на этот вопрос зависит и характер, и объем дальнейшей работы.

М. Горький – А.М. Макаренко. 30 января 1933 г.

Я, стороною, узнал, что Вы начинаете уставать и что Вам необходим отдых. Собственно говоря — мне самому пора бы догадаться о необходимости для Вас отдыха, ибо я, в некотором роде, шеф Ваш, кое-какие простые вещи должен сам понимать. 12 лет трудились Вы и результатам трудов нет цены. Да никто и не знает о них, и никто не будет знать, если Вы сами не расскажете. Огромнейшего значения и поразительно удачный педагогический эксперимент Ваш имеет мировое значение, на мой взгляд...

А.В. Бурдуков - И.М. Майскому. 10 января 1933 г.

Очень благодарю Вас за память. Вперед всего, поздравляю Вас и глубокоуважаемую Агнию Александровну с Новым годом и желаю Вам всего, всего наилучшего. В настоящее время у нас каникулы до 15 / I . В это время пытаюсь писать отчет о поездке к калмыкам, но пишется плохо, нет душевного равновесия. До сих пор по-прежнему работаю в Вост[очном] институте], как будто все пока спокойно, можно полагать, что этот год проработаю? За дальнейшее уверенности нет.

А.С. Макаренко – М. Горькому. 1 января 1933 г.

Ваше письмо о моей книге — самое важное событие в моей жизни, к этим словам я ничего уже не могу прибавить, разве только то, что я просто не понимаю, как это можно иметь такую большую душу, как у Вас. А я о своем писании был очень плохого мнения. Писательский зуд просто оказался сильнее моей воли, а по доброй воле я не писал бы. Ваш отзыв перепутал все мои представления о собственных силах, теперь уже не знаю, что будет дальше. Впрочем, к писательской работе меня привлекает одно — мне кажется, что в нашей литературе (новой) о молодежи не пишут правдиво, а я очень хорошо знаю, какая это прелесть — молодежь, нужно об этой прелести рассказывать. Но это очень трудно, для этого нужен талант и еще... время...

И.М. Майский - А.В. Бурдукову. 29 декабря 1932 г.

Давно собираюсь черкнуть Вам несколько слов, да все некогда было. Очень уж много в первые недели по приезде в Лондон было у меня всяких хлопот - этикетных, формальных, политических и всяких иных. Такова уж участь всякого полпреда, когда он приезжает на новое место. Но теперь я немножко разгрузился и могу вспомнить о личных знакомых и друзьях.

И.М. Майский - Б.Ф. Лебедеву. 23 декабря 1932 г.

Ваше письмо, хотя и с некоторым запозданием, но все-таки дошло до меня 1. Отвечаю я тоже с запозданием, ибо первое время по приезде был страшно занят всякими формальными и неформальными делами. Только сейчас я несколько освободился от первой страды и могу черкнуть Вам несколько слов.

М. Горький – А.М. Макаренко. 17 декабря 1932 г.

Вчера прочитал Вашу книжку «Марш 30-го года». Читал — с волнением и радостью, Вы очень хорошо изобразили коммуну и коммунаров. На каждой странице чувствуешь Вашу любовь к ребятам, непрерывную Вашу заботу о них и такое тонкое понимание детской души. Я Вас искренно поздравляю с этой книгой. Вероятно, немножко напишу о ней. Колонисты Куряжа не пишут мне. Не знаю о них ничего. Прискорбно, какие хорошие ребята были там...

И.М. Майский - И.В. Козлову. 10 декабря 1932 г.

Ваше письмо хотя и с запозданием, но все-таки дошло до меня. Был его очень рад получить. Я люблю вспоминать то время, когда мы вместе с Вами путешествовали по Монголии, и все, что напоминает мне мою экспедицию, доставляет мне удовольствие. К Вашему сведению могу сообщить, что в будущем году выйдет второе, сильно дополненное и освеженное издание моей книги «Современная Монголия», явившейся результатом нашей экспедиции 1919-20 гг. Пришлю Вам экземпляр.

А.С. Макаренко – М. Горькому. 5 октября 1932 г.

Вместе с коммунарами-дзержинцами я приветствовал сорокалетие Вашей работы, и наше приветствие было напечатано в «Правде» в номере, посвященном Вам. Заметили ли Вы его? А сейчас у меня появилась надежда, что Ваш юбилей поможет возродиться идее горьковской колонии, правда, уже в другом месте. Третьего дня в московских газетах было напечатано, что МОНО решил открыть образцовую коммуну для беспризорных Вашего имени. Мне показалось, что я имею преимущественное право просить поручить эту коммуну мне. Кого просить? Может быть, в Москве меня мало знают. Я решился затруднить Вас напоминанием о себе...

И.М. Майский - С.Е. Чуцкаеву. 16 сентября 1932 г.

Ну-с, моя работа наконец закончена, рукопись второго издания «Современной Монголии» готова 1, и скоро поступит в С[о]цэкгиз. Привезу ее и сдам сам в последних числах сентября, когда поеду в отпуск (в Кисловодск). Но, так как в Монголии нынешней весной произошли события 2, которые, вероятно, не остались без влияния на общие установки, касающиеся ее ближайшего будущего, прошу Вас по возможности к моему приезду подобрать необходимый новый материал, чтобы я сразу по приезде мог с ним познакомиться и внести в свою книгу соответственные поправки.

А.М. Коллонтай -А.А. и И.М. Майским. 11 сентября 1932 г.

Огромное спасибо за чудесную книгу 1 - точно побывала в Финляндии, стране, которая связана для меня со многими серьезными и интересными событиями прошлого. Книга лежит на «почетном месте» в «золотой» гостиной. Мне очень приятно было побыть с Вами, я освежилась в беседах с Вами, Иван Михайлович, и радовалась на милую Агнию Александровну. Наверно скоро поедете в Москву? Черкните, когда вернетесь.

И.М. Майский - М.В. и А.А. Нестеровым. 28 августа 1932 г.

Вот мы и дома, дорогие друзья, и как-то даже не верится, что всего несколько дней тому назад мы были в гостях у Вас, ходили по улицам Осло, любовались несравненным Тюре-фиорд и мысленно воображали судно викингов плывущим по его голубой глади. Но, хотя мы уже дома, воспоминание о Норвегии остается с нами и, вероятно, останется еще очень долго. Мы оба единодушны в том, что Норвегия - страна редкой красоты, и мы страшно довольны, что имели случай хоть на короткий срок ее увидеть и ощутить.

И.М. Майский - В.Э. Мейерхольду. 25 декабря 1931 г.

Очень жалею, что никак не мог Вас сегодня поймать, хотя несколько раз пытался это сделать и лично, и по телефону. Буду проездом назад, из Москвы в Финляндию, 29.XII , и, м[ожет] б[ыть], тогда Вас увижу. Теперь одна просьба. Податель настоящих строк - г[осподин] Карл Зундстрем* - финский журналист, который дружественно к нам расположен и который приехал на короткое время в СССР для некоторого ознакомления с нашей жизнью, особенно с ее культурными достижениями. Зундстрем* много слышал о Вас и очень интересуется Вашим театром.

И.М. Майский - З.А. Никитиной. 15 июня 1931 г.

Большая просьба к Вам. Все материалы по изданию «Калевалы» 1 на русском языке уже давно посланы «Академии» 2, в том числе мое предисловие, иллюстрации (в красках и без красок) и пр. Ничего больше от меня уже не требуется. Вступительная статья проф. Бобриха имеется. В каком же положении дело? Несмотря на мою двукратную просьбу, никакого уведомления от «Академии» я не имею. Вернулся ли уже из отпуска Чагин?

И.М. Майский - Е.М. Ярославскому. Февраль 1931 г.

Если припомните, весной 1929 года я говорил с Вами об оказании материальной помощи в виде ежемесячного пособия вдове Степняка-Кравчинского, уже много десятилетий проживающей в Лондоне. Мне было очень приятно узнать, что с осени 1929 г. Фанни Марковна Степняк стала получать ежемесячное пособие в размере, если не ошибаюсь, 15 фун[тов]. Однако сейчас я получил извещение, что вот уже в течение 2 мес[яцев] выплата пособия прекращена. По-видимому, это находится в связи с нашими валютными затруднениями последнего времени.

Страницы

Подписка на Письмо