Поиск по документам XX века

Loading

Документы 1907 года

О мерах предосторожности в связи с участившимися покушениями.

Позволяю себе представить вниманию Вашего Высокопревосходительства проект телеграммы, соизволение на которую, быть может, ныне своевременно. Г.г. Генерал-губернаторам, Губернаторам, Градоначальникам, копия Наместнику [на Кавказе]. Виду усилившегося террора против высших должностных лиц Государь Император при всеподданнейшем моем по сему предмету докладе изволил выразить пожелание, чтобы означенные представители власти избегали посещения таких мест и собраний...

Тыркова А.В. Дневники. 1907.01.19

Вчера заседание Ц. К. Милюков рассказал свое посещение Столыпина (124). Мы слушали, и какая-то щемящая тоска заползала в душу. По форме все как следует. Авансы шли не от нас. Когда правит[ельство] хотело, ч[то]б[ы| Милюков официально просил аудиенции, он отказался и просто по телефону спросил, может ли Ст[олыпин] его принять. Устроено это посредником — совершенно бескорыстным, по словам И. В. [Гессена] (125), — кот[орый] надавил на Царское Село. Оттуда затребовали дело о легализации партии. Значит, инициатива не Стол[ыпина], а ему пришлось уступить требованиям Царского Села. Разговор длился 2 ½ ч[ас). Ст[олыпин] был очень любезен. Условий принципиальных никаких не ставилось (так говорит Милюков). О Выборге (126) говорил с упором, намекая, что не дурно бы «Речи» (127) отказаться и от манифеста и от принципа пассивного сопротивления. П. Н. [Милюков] сказал, что в Гельсингфорсе (128) отношение партии достаточно выяснено и к старым словами ничего не будет прибавлено. Потом о соглашении.

С.В. Зубатов - В.Л. Бурцеву. 21 января 1907 г.

Наша переписка вызвала страшную тревогу в охранном мире; меня завалили запросами: что, как, почему? Положение мое становится трагическим. Одни умоляют меня бросить эту затею и пожалеть их, так как гнев начальства может отозваться на них, как на присных мне, другие прямо ничего не понимают и острят: «о ваших сношениях с «убийцами», вроде Б., здесь уже давно говорят, и пассаж этот поистине удивителен; следовало бы вас сфотографировать во время беседы с Б.; несомненно, что фотография разошлась бы в большом количестве; напишите, что из всего этого вышло1. Я ответил, что гора родила мышь, и, не давая адреса для свидания, вы, очевидно, дело это прикончили. И вдруг опять всплывает этот пикантный вопрос...

В.Л. Бурцев - С.В. Зубатову. 24 января 1907 г.

Итак, баста! Прекратим нашу с вами, Сергей Васильевич, переписку... до, до... конституции в России!.. Она будет, мы до нее доживем, — это верно... Итак, прекратим переписку, — признаюсь, мне не хотелось бы этого. Вы, несомненно, интересный корреспондент, — много могло бы ваше перо сказать всем нам любопытного, важного... Но что делать! Замолчим!.. Вы меня называете: «неугомонным», — позвольте остаться мне верным самому себе и прекратить нашу переписку не иначе, как письмом же...

В.Л. Бурцев - С.В. Зубатову. [1 марта 1907 г.]

...Хотелось все-таки спросить вас, — пишете ли вы? Не то, что вы писали в «Гражданине» — это и не важно и не верно, — словом, ни к чему. Нет — пишете ли воспоминания? Это вы должны написать. Если у вас будет охота поделиться чем-либо из этой области с нами, то мне можете писать в редакцию, а на внутреннем конверте сделайте надпись для кого (имя и отчество мое). Можно пока писать мне прямо на мое имя до востребования в Выборг. Как переслать письмо или рукопись мне так, чтобы она не попала ни в чьи неподходящие грязные руки, вы сумеете сделать это, когда захотите...

Письмо С. В. Зубатова в редакцию журнала «Гражданин», № 61-62 за 1907 г.

Сильное и отрадное впечатление производит предпринятая «Гражданином» настойчивая проповедь внесения ясности и определенности в редакцию наших основных законов. Для верных самодержавию сердец подобная мера — нравственная, непреоборимая потребность; для правильного общего течения государственных дел это — неотложная необходимость. Выяснись вопрос точно и определенно, часть борющихся сил непременно оставит арену: одни — в силу удовлетворенности; другие — за безнадежностью дальнейшего препирательства, и общий уровень боевого настроения несомненно спадет. Останутся в действии непримиримые элементы и профессиональные политики, которые, по самому своему существу, обязаны уже политиканить; широкие же слои населения, затянутые в политику самою неопределенностью положения вещей, тотчас и с величайшим удовольствием оставят свою, невольно занятую, позицию. Впрочем, последнее замечается уже ныне воочию. Остается, так сказать, только поставить точку над i.

1.1.03. П.А. Столыпин. Правительство будет держаться исключительно строгой законности.

Я хотел бы установить, что правительство во всех своих действиях, во всех своих заявлениях Государственной думе будет держаться исключительно строгой законности. Правительству желательно было бы изыскать ту почву, на которой возможна была бы совместная работа, найти тот язык, который был бы одинаково нам понятен. Я отдаю себе отчет, что таким языком не может быть язык ненависти и злобы; я им пользоваться не буду.

1.1.02. П.А. Столыпин. Отечество наше должно превратиться в государство правовое.

Перед началом совместной с Государственной думой деятельности я считаю необходимым с возможною полнотою и ясностью представить созванному волею Монарха законодательному собранию общую картину законодательных предположений, которые министерство решило представить его высокому вниманию.

Тыркова А.В. Дневники. 1907.03.10

... — Неужели вы думаете, что Столыпин умен? Он дурак, но около него есть умный человек, кот[орый] его инспирирует. Меня поразило и огорчило это самодовольное упорство. Милюков не хочет признать силу своего противника. Как всегда, он верит только в свой ум, а на всех остальных смотрит свысока, вперед уверенный в их глупости. Это обессиливает его возможность стать государственным человеком...

1.1.04. П.А. Столыпин. Нам нужна Великая Россия.

В настоящее время государство у нас хворает. Самой больной, самой слабой частью, которая хиреет, которая завядает, является крестьянство. Ему надо помочь. Предлагается простой, совершенно автоматический, совершенно механический способ: взять и разделить все 130 000 существующих в настоящее время поместий. Государственно ли это? Не напоминает ли это историю тришкина кафтана – обрезать полы, чтобы сшить из них рукава?

В.Л. Бурцев - С.В. Зубатову. 11 марта 1908 г. н. ст.

...Мне переданы три литографированные тетрадки, которые, говорят, принадлежат вашему перу, — а именно: 1) «Записка о задачах русских рабочих союзов и началах их организации», 15 стр., и «Проект устава», 4 стр., 2) «Профессиональная организация рабочих», 24 стр. и 3) «Значение 19 февраля 1902 г. для московских рабочих», 8 стр., — последняя была когда-то (когда?) напечатана в «Моск. Вед.». Правда ли, что они принадлежат вам. При каких обстоятельствах изданы? Когда? и т. д.1 Не можете ли вы указать список ваших всех статей. Очень хотелось бы иметь список источников по вопросам, близким к вашей деятельности, — напр., где писали Слепов и Слеповы вообще? Что-то было у него в «Русск. Деле», кажется...

1.1.05. П.А. Столыпин. Исключительные законы – средство необходимой обороны государства.

<...> Государство может, государство обязано, когда оно находится в опасности, принимать самые строгие, самые исключительные законы, чтобы оградить себя от распада. Это было, это есть, это будет всегда и неизменно. Это принцип в природе человека, он в природе самого государства. <...> Этот порядок признается всеми государствами. Нет законодательства, которое не давало бы права правительству приостанавливать течение закона, когда государственный организм потрясен до корней, которое не давало бы ему полномочия приостанавливать все нормы права.

Письмо С. В. Зубатова в редакцию журнала «Гражданин», № 69-70 за 1907 г.

Итак, по убеждению «Гражданина» (дневник 2 сент.), октябристы должны быть признаны конституционалистами, в западноевропейском значении этого слова. Здесь сомнения невозможны: стоит припомнить текст программы партии, приведенный в № 11191 «Нового Времени», от 10 мая с. г. § 1 ее гласит: Российская Империя есть единая и нераздельная наследственная конституционная монархия, в которой император, как носитель Верховной власти, ограничен постановлениями основных законов...

Пуришкевич В. М. О законопроекте об отмене военно-полевых судов (Из стенограммы заседания 13 марта 1907 года)

Господа народные представители! Полученный сегодня доклад Партии народной свободы прочёл я второпях, и меня удивило то количество макиавеллизма, которым проникнут этот доклад с первой страницы до последней. Меня удивило затем в речах ораторов, убеждения которых различны с нашими, и то риторическое умолчание, которое было допущено в отношении действительного положения России, и тот пафос негодования по поводу правительственных казней, как говорили здесь, казней, которые не находят места и не могут найти его в 20-м веке. Господа, неужели вы полагаете, что кто-либо из нас, здесь направо, налево и в центре сидящих, мог бы сказать спокойно, положа руку на сердце, что мы являемся сторонниками военно-полевых судов и смертной казни? Неужели же русский народ, принадлежащий к славянской расе - женственной, мягкой, гуманной, способен мириться с применением столь сильных мер наказания в обычную пору?..

Маклаков В. А. О законопроекте об отмене военно-полевых судов (Из стенограммы заседания 13 марта 1907 года)

Я бы хотел, господа, вернуться к обсуждению настоящего вопроса и потому оставлю без ответа ту критику, которую один член Думы счёл себя вправе по каким-то нам неизвестным документам делать относительно целой части собрания. Я возвращаюсь к военно-полевым судам, и, говоря о них, мне хотелось бы стать на точку зрения наших противников, скажу более - на точку зрения авторов этого суда. В первый день, когда читалась декларация Совета министров, как справедливо отметил докладчик, о военно-полевых судах ничего не было сказано; у всех явилась надежда, что они умрут своей естественной смертью. Но мимоходом в этой декларации и ещё более в ответной речи Председателя Совета министров была указана точка зрения, с которой он оправдывал эту печальную, исключительную и даже, по его взгляду, только временную меру. Председатель Совета министров сказал: "Власть - хранительница государственности; ударяя по революции, нам пришлось не щадить частных интересов". Я совершенно согласен с первым положением...

Картахенские соглашения 1907 и 1913 годов (впервые оформлены 16. V 1907)

Картахенские соглашения 1907 и 1913 годов - между Испанией, Англией и Францией о сохранении статус кво в Атлантике и Средиземном море. В начале 20 века испанское правительство Мауры стало на путь сближения с Францией и Англией. В октябре 1904 года оно заключило секретное соглашение с Францией о разделе сфер влияния в Марокко. В январе 1907 года, после обмена мнений между Мадридом, Парижем и Лондоном, был выработан проект будущего соглашения, по которому три державы обязывались не предоставлять государствам Тройственного союза - путём продажи, сдачи в аренду или обмена - никаких островов, портов или пунктов побережья, являющихся частью их владений...

Высочайший Манифест от 3 июня 1907 года

«Обязанности эти, вверенные Нами выборным от населения наложили на них тем самым тяжелую ответственность и святой долг пользоваться правами своими для разумной работы на благо и утверждение Державы Российской. Таковы были мысль и воля Наши при дарованию населению новых основ государственной жизни». Если в предыдущих Манифестах Государь говорит о долге преимущественно «людей государевых», государственных и правительственных чиновниках, то здесь Он указывает на «тяжелую ответственность и святой долг» народных избранников в их работе «на благо и утверждение Державы Российской».

Манифест о роспуске Государственной Думы. 3 июня 1907 г.

... Значительная часть состава второй Государственной Думы не оправдала ожиданий Наших. Не с чистым сердцем, не с желанием укрепить Россию и улучшить ее строй, приступили многие из присланных от населения лиц к работе, а с явным стремлением увеличить смуту и способствовать разложению Государства.

Японо-корейская конвенция 1907 года, 25 июля

Японо-корейская конвенция  1907 года об административном управлении Кореи - была подписана 24-25. VII со стороны Японии Ито Хиробуми и со стороны Кореи Ии Ван Ёнгом. Начиная с 1905 года корейский император жил в своём дворце под охраной японской полиции как пленник, и Корея была лишена всякой легальной связи с заграницей. Всё же императору удалось в июле 1907 года послать на Гаагскую мирную конференцию депутацию в составе трёх видных корейских государственных деятелей с целью получить помощь держав в восстановлении корейской независимости.

Русско-японская рыболовная конвенция 1907 года, 28 июля

Русско-японская рыболовная конвенция 1907 года - подписана 28. VII в Петербурге со стороны России министром иностранных дел А. П. Извольским и товарищем министра иностранных дел Губастовым и со стороны Японии - посланником Мотоно. Русско-японская рыболовная конвенция была заключена на основании ст. 11 Портсмутского мирного договора 1905 года (...) в результате переговоров, происходивших одновременно с переговорами о заключении русско-японского соглашения 1907 года по общеполитическим вопросам и русско-японского торгового договора.

Русско-японское соглашение 1907 года, 17 (30) июля (СИЭ, 1969)

РУССКО-ЯПОНСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ 1907 года по общеполитическим вопросам - подписано 17(30) июля в Петербурге министром иностранных дел России А. П. Извольским и посланником Японии И. Мотоно. После русско-японской войны 1904-1905 годов отношения между Россией и Японией оставались напряженными. Царизм, ослабленный войной и революцией, стремился обеспечить себе мирную передышку путем соглашений с главными империалистическими соперниками.

Русско-японское соглашение 1907 года, 30 июля (Вышинский, 1948)

Русско-японское соглашение 1907 года по общеполитическим вопросам - подписано 30. VII в Петербурге министром иностранных дел России А. П. Извольским и японским послом в России Мотоно. Обсуждение условий Русско-японского соглашения происходило одновременно с переговорами о соглашениях по вопросам торговли, рыболовства и манчжурских железных дорог, предусмотренными Портсмутским мирным договором 1905 года.

Русско-японское соглашение 1907 г., 17 (30) июля (Орлов, 2012)

РУССКО-ЯПОНСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ 1907 г. заключено 17 (30) июля в Петербурге. Подписано со стороны: России — А. П. Извольским, Японии — И. Мотоно.

Состояло из двух частей — гласной конвенции и секретного договора.

В конвенции стороны обязались соблюдать территориальную целостность друг друга, а также независимость и целостность Китая. Это положение имело большое значение для России, так как сняло дальнейшие территориальные претензии к ней наиболее агрессивной части японских политических кругов.

Русско-английское соглашение 1907 г., 18 (31) августа (Орлов, 2012)

РУССКО-АНГЛИЙСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ 1907 г. заключено 18 (31) августа в Петербурге. Подписано со стороны: России А. П. Извольским, Англии — А. Николсоном, послом Великобритании в России.

Это было третье соглашение между двумя странами о разделе сфер влияния в Центр. Азии. Первое — в форме обмена нотами (1872—1873) — устанавливало границу между зависимым от Великобритании Афганистаном и присоединенным к России Бухарским эмиратом но р. Амударья. Второе — также в форме обмена нотами (1895) — определило демаркацию русско-афганской границы на Памире.

Англо-русское соглашение 1907 года, 18(31) августа (СИЭ, 1961)

Соглашение 1907 года о разграничении сфер влияния на Среднем Востоке - подписано в Петербурге 18(31) августа 1907 года русским министром иностранных дел А. П. Извольским и британским послом А. Николсоном. Явилось следствием обострения англо-германских и русско-германских противоречий в борьбе за раздел мира между империалистическими державами. Рост военной мощи Германии и усиление ее экспансии на Востоке заставили Англию пойти на сближение с Францией (см. Англо-французское соглашение 1904 года), а затем начать переговоры о таком же соглашении с Россией.

Англо-русское соглашение 1907 года, 31 августа (Вышинский, 1948)

Англо-русское соглашение 1907 года - было подписано в Петербурге 31. VIII министром иностранных дел А. П. Извольским и британским послом А. Никольсоном. С развитием агрессивности кайзеровской Германии, особенно в связи с ростом германского военного флота и строительством Багдадской железной дороги (см.), в руководящих английских кругах усилилось стремление к соглашению с Россией. Ещё в 1903 году лорд Элленборо заявил в палате лордов: "Я предпочитаю скорее видеть Россию в Константинополе, чем германский военно-морской арсенал на берегах Персидского залива".

Русско-австрийское соглашение 1907 года, 28 сентября

Русско-австрийское соглашение 1907 года о Македонии - подписано 28. IX. Несмотря на принятие Турцией Мюрцштегского соглашения 1903 года, положение в Македонии всё более обострялось. Вмешательство империалистических держав, пославших в Македонию своих военных агентов и гражданских чиновников, не привело к успокоению её населения, боровшегося против турецкого феодального и национального гнёта.

И.М. Майский - А.М. Ляховецкому. 23 сентября 1907 г.

Дорогой Тося! Ты задал так много мне вопросов в своем последнем письме 1, что я не знаю, успею ли на них ответить сегодня. Однако попытаюсь, а если не успею, то уж не взыщи: отложим разговор до другого раза. Итак, прежде всего о моем взгляде на современное положение вещей. Дабы не писать слишком много, посылаю тебе одну мою статью 2 (она была напечатана в «Камском Крае» 3 ), из которой ты можешь почерпнуть необходимыя сведения. Но так как вторая половина статьи «по независящим обстоятельствам» (газета была закрыта и типография запечатана) не могла появиться в печати, то в дополнение к мыслям, развитым в первом фельетоне, я должен прибавить следующее.

Н.Л. Скалозубов - И.М. Майскому. 28 сентября 1907 г.

Сегодня был у Макарова. Спрашивал, почему Вам не дают разрешение на выезд за границу. Потому что [де]ло Ваше лично известно Макарову (он был прокурором суд[ебной] палаты Саратовской, кажется), он считает Вас опасным пропагандистом. Я спрашиваю, разве выезд Ваш за границу не делает Вас безопасным для России. Между нами говоря, ответил Макаров, мы остерегаемся давать разрешения на выезд за границу лицам, относительно которых существует подозрение, что они пользуются этим разрешением, чтобы затем тайно возвратиться для продолжения своей деятельности назад.

Гаагские конвенции 1907 года, 18 октября

ГААГСКИЕ КОНВЕНЦИИ 1899 и 1907 годов международные соглашения, устанавливающие законы и обычаи войны, права и обязанности нейтральных стран, а также порядок мирного разрешения международных споров. Гаагские конвенции были приняты на двух международных конференциях в Гааге, первая из которых состоялась по инициативе России 18 мая - 29 июля 1899 года (в составе Австро-Венгрии, Бельгии, Болгарии, Великобритании, Германии, Греции, Дании, Ирана, Испании, Италии, Китая, Люксембурга, Мексики, Нидерландов, единой делегации от Норвегии и Швеции, делегаций от Португалии, России, Румынии, Сербии, Сиама, США, Турции, Франции, Швейцарии, Черногории и Японии)...

Драго-Портера конвенция 1907 года, 18 октября (СИЭ, 1964)

ДРАГО-ПОРТЕРА КОНВЕНЦИЯ 1907 года - международная конвенция, воспрещающая применение вооруженной силы для истребования договорных долгов, «взыскиваемых правительством одной страны с правительства другой страны, как причитающихся его подданным». Принята 18 октября 1907 года участниками 2-й международной Гаагской конференции по предложению аргентинского представителя Л. М. Драго и американского представителя Портера.

Драго-Портера конвенция 1907 года, 18 октября (Вышинский, 1948)

Драго-Портера конвенция 1907 года - об ограничении применения силы для взыскания договорных долгов. В связи с Венесуэльским конфликтом 1902-1903 годов (см.) министр иностранных дел Аргентины Драго направил 29. XII 1902 правительству США ноту, в которой осуждал насильственные действия европейских держав по отношению к Венесуэле и провозглашал принцип недопустимости применения силы государствами для взыскания долгов, не выплачиваемых их подданным (см. Кальво и Драго доктрины).

Петербургский протокол 1907 года, 29 октября

Петербургский протокол 1907 года по балтийскому вопросу - подписан 29. X уполномоченными России и Германии Губастовым и фон Яговым. Согласно его условиям Россия и Германия объявляли целью своей общей политики в Балтийском море сохранение статус кво, исходя из чего они обязывались сохранять в полной неприкосновенности свои права на континентальные владения и на острова, расположенные в этом районе. Для сохранения статус кво во всём бассейне Балтийского моря обе стороны согласились заключить договор с Швецией и Данией о территориальной неприкосновенности этих государств. Центральным пунктом Петербургского протокола было согласие Германии не рассматривать как нарушение статус кво отказ русского правительства от выполнения условий Парижской конвенции 1856 года о демилитаризации Аландских островов...

Письма П.А. Столыпина Л.Н. Толстому. 23 октября 1907 г.

Письмо Ваше получил и приказал пересмотреть дело Бодянского. Если есть возможность, конечно, он будет освобожден. Не думайте, что я не обратил внимания на Ваше первое письмо. Я не мог на него ответить, потому что оно меня слишком задело. Вы считаете злом то, что я считаю для России благом. Мне кажется, что отсутствие «собственности» на землю у крестьян создает все наше неустройство.

1.1.06. П.А. Столыпин. Неприкосновенность частной собственности – основа бытия русской державы.

Хотя на рассмотрение ваше, господа члены Государственной думы, вносятся те же, за малыми исключениями и изменениями, законопроекты, которые внесены были во вторую Думу, но условия, при которых приходится работать и достигать тех же целей, не остались без изменения.

1.1.07. П.А. Столыпин. Писаная свобода должна превратиться в свободу настоящую.

<...> Только то правительство имеет право на существование, которое обладает зрелой государственной мыслью и твердой государственной волей. <...> Я скажу, что правительство, сильное правительство, должно на местах иметь исполнителей испытанных, которые являются его руками, его ушами, его глазами. И никогда ни одно правительство не совершит ни одной работы, не только репрессивной, но и созидательной, если не будет иметь в своих руках совершенный аппарат исполнительной власти.

Родичев Ф. И. Обсуждение выступления Председателя Совета министров П. А. Столыпина (Из стенограммы заседания 17 ноября 1907 года)

Родичев Ф. И., фракция кадетов.

В этой речи первое моё слово будет обращено к Председателю с просьбой исполнить старый обычай, установившийся в Государственной Думе перед всяким голосованием, - позвонить, дабы те, кто находится там, явились сюда. Затем я просто хочу обратить внимание Государственной Думы ещё на то, что не сказаны более ответственные речи в этой Думе и что в настоящее время это сокращение является преждевременным.

Пуришкевич В. М. Обсуждение выступления Председателя Совета министров П. А. Столыпина (Из стенограммы заседания 17 ноября 1907 года)

Господа народные представители, я счастлив возможностью говорить именно сегодня, после того как достаточно определённо уже высказались представители отдельных фракций Думы по декларации Председателя Совета министров, когда ответили на то, как они будут смотреть на взгляд правительства о совместной с нами работе. От имени правых вчера здесь уже было заявлено громко о том, что мы приветствуем декларацию Председателя Совета министров и что если хотя бы половина того, что в ней было указано, будет исполнено, то не подлежит ни малейшему сомнению, что Россия, успокоенная, обновлённая, очищенная, вступит наконец на тот путь плодотворного законодательного труда, который поставит её на должную высоту и снищет к ней уважение держав Европы и мира. Но мне сегодня хотелось бы, господа, коснувшись потом декларации Председателя Совета министров и развивая те взгляды, которые мы особенно приветствуем в ней, мне хотелось бы остановиться, господа народные представители, на том, что здесь было сказано слева и до наших правых скамей, и я прежде всего обращусь к тем партиям, "блестящий" представитель от коих сейчас говорил с этой кафедры, изложив свою государственную программу...

Милюков П. Н. Обсуждение выступления Председателя Совета министров П. А. Столыпина (Из стенограммы заседания 17 ноября 1907 года)

Я совершенно согласен с господином Председателем Совета министров, что нам на эту кафедру не следует входить для "словесного поединка" и не нужно нам "превращать Думу" ни в "древний цирк, ни в современный манеж". Я очень рад был также заявлению господина Председателя Совета министров, что он "направляет путь свой по звёздам" и не хочет "отвлекаться встречными попутными огнями". Мы тоже думаем, что наши здешние прения не должны нас топить в мелочах и что если мы ведём их с большими или меньшими подробностями, то во всяком случае это не может отвлекать Думу от той "серой, повседневной работы", о которой говорил господин Председатель Совета министров и которой, кстати, пока у Думы ещё и нет. Мы думаем, что в этой серой работе наши общие прения должны дать известную путеводную нить, а для этого нам прежде всего нужно научиться отличать "звёзды" от "блуждающих огней". Оказать при этом искании пути своё посильное содействие - вот в этом и заключается моя задача...

Маклаков В. А. Обсуждение выступления Председателя Совета министров П. А. Столыпина (Из стенограммы заседания 17 ноября 1907 года)

Правительство хочет совместной работы с Думой и прочло нам свою декларацию. Нам, конечно, важно знать мнение и программу правительства, важно потому, что действительно без совместной работы, без понимания друг друга никакое преуспеяние России вперёд не пойдёт. Но, господа, если нам важно знать мнение правительства, то ведь у Государственной Думы тоже есть своё мнение, которое она черпает не по указанию свыше, а из собственного опыта, из собственной совести, из собственного понимания. И это мнение мы уже высказали, и высказали его в том документе, в котором по важности мы взвешивали каждое слово, - в обращении нашем к Государю Императору...

В.Л. Бурцев - С.В. Зубатову. 19 января 1907 г.

На той неделе я буду в Москве. Не приедете ли туда вы? Я там пробуду дней 6—8. Вы успеете еще ответить мне сюда, а кроме того, можете писать на главный почтамт в Москву на мое имя. Готовый к вашим услугам Вл. Бурцев. Если вы совсем-таки не желаете приехать в Москву, я завернул бы к вам во Владимир. Всегда, когда вспоминаю вас, у меня один вопрос возникает — пишет ли он? Вы должны, должны писать!..