Поиск по документам XX века

Loading

Германия

Хельмут Мольтке о визите Вильгельма II к Бисмарку в Фридрихсру 16 декабря 1895 г.

Утром 16 декабря 1895 г. Его Величество Император отбыл из Киля в Альтону, где осмотрел верфь компании «Блом & Фосс» и после позавтракал у командира IX армейского корпуса генерала Вальдерзее. В четыре часа пополудни Его Величество покинул Альтону, а в пять часов личный императорский поезд остановился в Фридрихсру. Князь Бисмарк ожидал прибытия Его Величества.

Отчёт о прощальной аудиенции у Его Величества русского Императора. 3 октября 1895 г.

Утром 2 октября я получил телеграмму обер-гофмаршала графа Бенкендорфа, извещавшую, что Его Величество Император соизволит принять меня на следующий день в одиннадцать утра в Царском Селе 1. Я выехал в Царское Село из Петербурга 3 октября в десять часов так называемым придворным поездом, где для меня был зарезервирован вагон. Снова — как при первой моей аудиенции — когда я прибыл в Александровский дворец, граф Бенкендорф провёл меня в приёмную Его Величества, и обо мне было немедля доложено Государю.

Хельмут фон Мольтке – Элизе фон Мольтке. 2 октября 1895 г.

Я прибыл сюда 29 сентября, запросив телеграфом Берлин, чтобы мне выслали униформу и паспорт, потому что поручение получил совершенно неожиданно и вещей при себе у меня не было. Вещи прибыли тем же поездом, каким дальше ехал я, и были переданы мне на вокзале в Тракенене 1. На русской пограничной станции Вирбаллен 2 уже получили сообщение о моём приезде, таможенный начальник меня принял очень любезно и пропустил без всяких осложнений.

Письмо Вильгельма II Николаю II. 26 сентября 1895 г.

Мой дядя канцлер, рассказывая мне, как любезно и мило ты его принял, признался, что ты прямо-таки пленил его своим обращением, а твоё знание политического положения и спокойная манера судить о политических интересах произвели на него глубокое впечатление. Он сообщил мне также, что ты выразил желание, чтобы я поддерживал завязавшуюся между нами переписку и писал тебе, когда найду это нужным. Делаю это с удовольствием.

Хельмут фон Мольтке – Элизе фон Мольтке. 23 ноября 1894 г.

Сегодня утром мы посетили огромную школу верховой езды, до которой добрались, проблуждав почти час. Назначенные нам лакеи — люди самые тупые, каких только можно себе представить: мой ещё ни разу не доставил меня точно на место. — С лошадьми и кучерами обходятся здесь до крайности бесцеремонно. Никому, кто приезжает на званый обед или вечер, не приходит в голову отослать экипаж домой, и тот остаётся стоять прямо на улице; кучер, закутавшись в длинную шубу, спит на козлах, положив голову на ребро кузова, а лошади стоят неподвижно, опустив головы. — С драконовской строгостью, с какой здесь действует полиция, я познакомился лично. В один прекрасный день у меня появился новый кучер, и на вопрос о старом мой лакей мне ответил только, что его выгнали.

Хельмут фон Мольтке – Элизе фон Мольтке. 22 ноября 1894 г.

Сегодняшний день мы потратили на то, чтобы осмотреть две петербургских достопримечательности: Исаакиевскую церковь и Конюшню. Первая — в своём роде шедевр. Она располагается на прекраснейшей площади города, высоко вздымая над ней свой золочёный купол. Поскольку весь Петербург стоит на болотистой почве, тут прежде чем приступить к строительству необходимо укрепить грунт; это делается при помощи бесчисленных деревянных свай, забиваемых в землю. Чтобы установить грандиозное здание Исаакиевской церкви, должно быть, понадобился целый мачтовый лес.

Хельмут фон Мольтке – Элизе фон Мольтке. 20 ноября 1894 г.

Сегодня мы снова были в церкви на большой церемонии, на сей раз состоявшейся у закрытого склепа. Она была последней, и могу сказать — слава Богу. Регулярно присутствовать на этих церемониях утомительно, они начинают выглядеть театрально. За внешней роскошью и блеском теряется смысл. Тихая молитва более возвышает душу.

Хельмут фон Мольтке – Элизе фон Мольтке. 19 ноября 1894 г.

Сегодня состоялось погребение умершего Императора. Это была трогательная церемония, только несколько монотонная из-за своей продолжительности. Действо длилось два с половиной часа. В половине одиннадцатого мы собрались в Петропавловской церкви, посреди которой был выставлен саркофаг с телом. Церковь невелика, и тысячи людей, присутствовавших на церемонии, стояли тесно, не имея возможности шевельнуться в течение всего времени. Гроб окружало многочисленное духовенство в пышных сияющих облачениях из серебряной парчи. Невероятно трогательно пел знаменитый хор — более прекрасного пения я никогда не слышал: глубокие, словно орган, басы чередовались с жалобными мягкими сопрано. Дым от ладана заполнил всё помещение и синими облаками поднимался к высокому своду.

Хельмут фон Мольтке – Элизе фон Мольтке. 17 ноября 1894 г.

Всё произошло очень быстро и неожиданно — сообщение о смерти папа и наш отъезд, с которым теперь ничего нельзя было поделать. И я стоял у катафалка другого покойника, у катафалка, вокруг которого ещё раз выкажут себя вся пышность и блеск земной жизни, прежде чем безмолвный человек, лежащий на нём, будет погребён в склепе, а в то же время в Швеции другой безмолвный человек ещё, наверное, лежит на своём простом ложе — и какая теперь разница между обоими? Они стали равными перед всесильным Уравнителем, они отрешены от людских дел, и Господь Бог взвесит их без оглядки на то, какое различие существовало между ними при жизни.

Страницы

Подписка на Германия