Поиск по документам XX века

Loading

Монголия

И.М. Майский - И.В. Козлову. 12 марта 1925 г.

Ваше письмо, хотя и с некоторым запозданием, все-таки получил. Признаюсь, очень был рад. Экспедиция в Монголию осталась у меня одним из лучших воспоминаний моей жизни, и все, что ее напоминает, доставляет мне большое удовольствие. А ведь «Иван Васильевич Мелкий» был заметной фигурой в моей Экспедиции. Как он с ходками 3 управлялся, как с монголами разговаривал и под конец даже обследовал хошун мингытов.

П.А. Витте - И.М. Майскому. 20 июля 1922 г.

Вам, вероятно, рассказал Анатолий Дмитриевич о совершенно неожиданно выпавших на мою долю злоключениях. В конце концов я, за отсутствием обвинительного материала, 19/VI был освобожден Сиб[ирским] п[редствительст]вом ГПУ. Немедленно вслед за тем я возбудил перед ГПУ вопрос о моем возращении в Монголию, куда меня влечет перспектива восстановить часть утраченных материалов экспедиции обследования Монголии и продолжить мои работы по исследованию лошадного скотоводства, пастбищ Монголии и намечению* наиболее легкого эволюционного 2* перехода к более продуктивному скотоводству и использованию пастбищ Монголии.

А.В. Бурдуков - И.М. Майскому. 29-30 июня 1922 г.

Думаю, что Вы так глубоко погрузились в государственные дела, что ждать от Вас ответа или весточки безнадежно, это неизбежный удел всех. Думаю, что все мои письма до Вас дошли благополучно; я от Вас получил только одно письмецо, которое Вы черкнули на заседании в Ново-Николаевске. Приехал ли к Вам Анатолий, как он съездил в ДВР? Хотел он мне черкнуть на обратном пути тамошние новости, но ни звука. Не сужу и не обижусь на Вас за то, что Вы мне не пишите, знаю, что это не потому, что не желаете, а потому, что некогда.

Tags:

А.В. Бурдуков - И.М. Майскому. 21 декабря 1921 г.

Писал Вам несколько писем, одно очень подробное, не знаю, получили ли Вы их 1? Но от Вас ни одной строчки, возможно, что затериваются *, а с другой стороны, я хорошо понимаю, что вы заняты по горло и не до личных писем. Вашу книгу «Современная Монголия» получил из ЦС, видел даже и «Вершины» 2 у А.Д. Каллиникова, был у него, кой о чем он мне порассказал, и узнал от него, что Вы собираетесь в Москву и, возможно, что там застрянете, и то, что он к Вам собирается. Я писал во всех письмах, все спрашиваю Вас о Хомутове. Не знаете ли что-нибудь о нем?

Советско-монгольское соглашение 1921 г., 5 ноября

В политической сфере стороны договорились об установлении дипломатических и консульских отношений; объявили утратившими силу все неравноправные договоры и соглашения, заключенные с бывшим правительством автономной Монголии; признали единственно законными современные правительства РСФСР и Монгольской республики (МНР). Участники соглашения взаимно обязались не допускать на своей территории образования или пребывания правительств, организаций, групп или отдельных лиц, ставящих своей целью борьбу против РСФСР или Монголии.

П.П. Маслов - И.М. Майскому. Март 1921 г.

К сожалению, я не имел возможности до сих пор высказать Вам свое мнение о работе Монгольской экспедиции 1, т.к. не имел об ней никакого представления кроме данных переписи 2, присланных сюда в Иркутск. По Вашим письмам, полученным в разное время 3, можно сделать кое-какие заключения о работе экспедиции, и, согласно желания, выраженного Вами в последнем письме, попытаюсь вкратце изложить свое мнение.

Ф.Е. Киселев - И.М. Майскому. 29 июня [1920]

В Хангельцык едет нарочный. Пользуюсь случаем черкнуть вам несколько слов, не знаю только, доедет ли нарочный до Х[ангельцы]ка, так как, по нашим сведениям, Новак в ближайшие дни д[олжен] быть в Кобдо и, возможно, по-встречается с нарочным по дороге и повернет назад. Наше положение неопределенное. Если в течение месяца не получим ценностей - сезон закупки скота пропал. Дошло дело до того, что получили ноту, копию которой и нашего ответа на нее прилагаю 1. Тут не в китайцах дело, это только ширма

М.Д. Хомутов - И.М. Майскому. 8 июня 1920 г.

С чувством искреннего удовольствия посылаю Вам мой рисунок с фотографии Эрдени-Цзу для Вашей книги. Весьма буду рад, если моя работа окажется хотя немного достойной для иллюстраций к вашему литературному труду. Кстати, я должен Вам сказать, что на днях я прочел две книги Вашего произведения, которые мне очень понравились своей серьезностью труда - теперь я более понял Вас, кто Вы как человек и писатель, и поэтому откровенно скажу, что моя работа, как иллюстрация, не слишком ли будет бедна для Вашей книги, это меня отчасти беспокоит.

Ф.Е. Киселев - И.М. Майскому. 25 мая 1920 г.

Сегодня приехал нарочный Чукреева, а завтра утром едет обратно. Поэтому я немедленно же пошел к Хионину, а затем и к другим лицам, чтобы получить нужные Вам сведения об уртонских станциях 1. Сведения эти посылаю. Посылаю также билет, обмененный в консульстве. В выданном Вам билете значится: «На право свободного проживания по торговым делам», а не так, как Вы просили. Хионин говорит, что это выражение соответствует договору и вообще лучше так писать и что под этим выражением обычно подразумевается многое.

Ф.Е. Киселев - И.М. Майскому. 15 мая 1920 г.

Благодарю Вас за письмо, пожелания успеха, беседу по «душам». Извиняюсь заранее, что письмо мое выйдет нескладное. Я почти вовсе не спал, стараясь перепечатать для Вас материалы. Ив[ан] Вас[ильевич] уже укладывается, дело только за письмом к Вам. Ив[ан] Васильевич] Вам расскажет подробнее. Посылаю, что мог собрать и успел переписать. Изложение местами хромает, но при спешке уж не всегда гладко выходит. Как ни старался - не успел переписать собранные сведения по юридическим вопросам и о политической истории Монголии за 1911-20 гг. П.И. Кряжев мне рассказывал некоторые подробности, я записывал, часть пообработал, но всего обработать и переписать не удалось.

Кяхтинское соглашение 1915 года, 25 мая (7 июня)

КЯХТИНСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ 1915 года - русско-китайско-монгольское соглашение, регулировавшее политические и территориальные вопросы, связанные с признанием Россией и Китаем (в 1913 году) автономии Внешней Монголии, остававшейся под сюзеренитетом Китая; подписано в городе Кяхте 25 мая (7 июня) 1915 года. По Кяхтинскому соглашению Китай обязался не вводить свои войска на территорию Внешней Монголии, не претендовать на колонизацию ее земель и не вмешиваться во внутреннее управление. За Внешней Монголией признавалось право заключать международные договоры по торгово-экономическим вопросам.

Русско-китайско-монгольское соглашение 1915 года, 7 июня (Вышинский, 1948)

Русско-китайско-монгольское соглашение 1915 года (так называемое "Тройное соглашение") об автономии Внешней Монголии - подписано в Кяхте 7. VI от России Миллером, от Китая - Би Гуй-фуаном и Чен Лу, от Монголии - Ширин-Дамбином и Чакдурчжабом. Ноты, приложенные к русско-китайской декларации 1913 года (...). предусматривали дальнейшие русско-китайско-монгольские переговоры по политическим и территориальным вопросам, связанным с Монголией.

Русско-монгольское соглашение 1912 года, 21 октября (3 ноября) [СИЭ, 1969]

РУССКО-МОНГОЛЬСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ 1912 года о признании автономии Внешней Монголии - подписано в Урге 21 октября (3 ноября) представителем русского правительства И. Я. Коростовцом и представителями Монголии во главе с председателем Совета Министров Сайн Ноин Ханом. В преамбуле говорилось, что "ввиду всенародно выраженного желания монголов сохранить исторически сложившийся самобытный строй своей страны, китайские войска и власти были удалены с монгольской территории, и повелителем монгольского народа был провозглашен Чжебзун-Дамба-Хутухта.

Русско-монгольское соглашение 1912 года, 3 ноября (Вышинский, 1948)

Русско-монгольское соглашение 1912 года - подписано 3. XI в Урге от России Коростовцом, от Монголии председателем монгольского Совета министров Сайн-Найон Намансурун ханом и всеми остальными министрами. Под влиянием русской революции 1905 года и китайской революции 1911 года в Монголии развернулось движение за национальную независимость. Народное недовольство особенно усилилось в связи с намерением манчжурского правительства осуществить массовую китайскую колонизацию монгольских земель (прежде всего по русской границе).

Русско-японская конвенция 1912 года (СВЭ, 1979)

Русско-японская конвенция 1912, секретное соглашение, подписанное в Петербурге 25 июня (8 июля) в развитие русско-японских соглашений 1907 и 1910. После революции 1911 в Китае и провозглашения Внеш. Монголией автономии от Китая Япония усилила стремление включить в сферу своего влияния Внутр. Монголию, опасаясь присоединения её к Внеш. Монголии. В янв. 1912 Япония предложила России установить новую линию раздела рус. и япон. сфер влияния. Переговоры завершились подписанием конвенции. Линия раздела в Маньчжурии между рус. и япон.

Страницы

Подписка на Монголия