Поиск по документам XX века

Loading

Документы 1929 года

Доклад Уборевича. 3 января 1929 г.

Мое мнение по этому вопросу — связи и сотрудничества — таково, что немцы являются для нас единственной пока отдушиной, через которую мы можем изучить достижения в военном деле за границей, притом у армии, в целом ряде вопросов имеющей весьма интересные достижения... Те учреждения, которые имеют немцы в нашей стране, по-моему, до сего времени являлись чисто учебными учреждениями для немцев, в которых они проводят подготовку для себя комсостава, в этих учреждениях немцы не ставили еще крупных технических вопросов Сейчас центр тяжести нам необходима перенести на использование технических достижений немцев и, главным образом, в том смысле, чтобы у себя научиться строить и применять новейшие средства борьбы: танки, улучшения в авиации, противозенитная артиллерия, минометы, противотанковые мины, средства связи и т. д...

И.М. Майский - Г.В. Чичерину. 6 января 1929 г.

Вы спрашиваете, почему такая разница во взгляде на Японию, между Лефкадио Хирн и нами? Почему Лефкадио Хирн полон восторга пред красотой и изяществом страны, пред ее климатом, народом и т.д., а мы не перестаем жало-ваться на жестокую судьбу, забросившую нас на эти сказочные острова? Нет ли здесь какой-либо ошибки с нашей стороны? Нет ли каких-либо специфических препятствий к сближению между нами и японцами?

Н.И. Конрад - И.М. Майскому. 11 января 1929 г.

Позвольте все же считать, что мое предыдущее письмо 1 сохраняет свою силу. Я продолжаю считать, что мое участие - в проектируемой Вами форме - в Вашем издании 2 вряд ли необходимо с деловой точки зрения. Произведения Вами выбраны (по слухам, т[ов]. Терновская привезла с собой в Москву уже готовый план), дальнейшие произведения все время, как Вы пишете, Вами подбираются. Технический надзор за изданием мне, живущему в Ленинграде, осуществлять несколько трудно, да при наличии столь энергичной и знающей работницы, как т[ов]. Терновская, и не целесообразно.

М.М. Литвинов - И.М. Майскому. 23 января 1929 г.

Я Вам очень, очень признателен за то внимание, которое Вы проявили к моему положению, и за ту быстроту, с которой Вы провели откомандирование меня из Токио. Большое спасибо Вам также за то, что своими телеграммами 1 Вы все время держали меня в курсе интересующего меня дела. Такое отношение естественно укрепляет мой «наркоминдельский» патриотизм и желание работать в этом ведомстве. Надеюсь, что и при решении моей дальнейшей судьбы я найду с Вашей стороны такое же внимание и дружескую симпатию, тогда будет, вероятно, не трудно сговориться о моем новом амплуа 2. Впрочем, подробнее об этом уже при личном свидании.

И.М. Майский - С.Е. Чуцкаеву. 25 января 1929 г.

1 февраля я покидаю Японию и направляюсь в Москву. Еду через Владивосток и Хабаровск. Остановлюсь и там, и там для того, чтобы потолковать с «местными людьми» о вопросах, в которых одинаково заинтересованы и наши дальневосточные учреждения, и токийское полпредство. Конкретно речь идет главным образом о рыболовных делах и о рабочем вопросе на Камчатских промыслах 1, как наших, так и японских. Думаю, что дальневосточным товарищам будет небезынтересно послушать соображения живого представителя «токийской точки зрения», а мне так же небезынтересно выслушать мнения и аргументы хабаровских товарищей.

Московский протокол 1929 года, 9 февраля

Московский протокол 1929 года - о досрочном введении в действие пакта Келлога-Бриана (...) между СССР, Польшей, Румынией, Эстонией и Латвией - подписан 9. II. Пакт Келлога-Бриана об отказе от войны как орудия национальной политики, заключённый в Париже в августе 1928 года, к концу года ещё не был ратифицирован ни одним подписавшим его государством, кроме СССР. Советское правительство, проводившее последовательную политику мира и укрепления отношений со своими соседями, 29. XII предложило Польше и Литве ввести в действие пакт Келлога - Бриана, не дожидаясь его ратификации всеми участниками пакта. Аналогичные предложения были сделаны Латвии, Эстонии и Финляндии. К нотам Советского правительства был приложен проект протокола...

Московский протокол 1929 года, 9 февраля

МОСКОВСКИЙ ПРОТОКОЛ 1929 года - соглашение о досрочном введении в действие Келлога-Бриана пакта 1928 года. Подписано в Москве 9 февраля 1929 года СССР, Польшей, Румынией, Эстонией и Латвией. К Московскому протоколу присоединились Турция (27 февраля), Иран (3 апреля) и Литва (5 апреля). Инициатором подписания Московского протокола выступил Советский Союз (нота от 29 декабря 1928 года).

Латеранские договоры 1929 года, 11 февраля (Вышинский, 1948)

Латеранские договоры 1929 года - между Ватиканом и Италией подписаны 11. II. При объединении Италии территория Церковной области была включена в состав итальянского государства, а в Рим была перенесена столица королевства. Тем самым папа был лишён светской власти. Положение папы было определено "законом о гарантиях", изданным итальянским правительством 13. V 1871. Этот закон признал личность папы священной и неприкосновенной. Посягательство и подстрекательство против личности папы подлежало наказанию, как посягательство и подстрекательство против личности короля. Папа сохранил право содержать свою гвардию для охраны...

Латеранские соглашения 1929 года, 11 февраля (СИЭ, 1965)

ЛАТЕРАНСКИЕ СОГЛАШЕНИЯ между итальянским государством и Ватиканом; привели к правовому урегулированию взаимных претензий между Италией и папским престолом, к ликвидации «Римского вопроса», существовавшего с 1870 года; определили права и привилегии католической церкви, ее положение в итальянском государстве. Подписаны 11 февраля 1929 года в Латеранском апостолическом дворце (отсюда их название). Состоят из договора, финансовой конвенции и конкордата. Договор признает католицизм «единственной государственной религией» (ст.

И.М. Майский - А.А. Трояновскому. 11 февраля 1929 г.

...Прежде всего, о рыбе. Я возился с ней во Владивостоке и Хабаровске. Во Владивостоке было созвано специальное заседание Окружкома с представителями заинтересованных хозорганизаций, на котором я сделал доклад и выяснил нашу «токийскую» точку зрения на задачи предстоящего рыболовного сезона (в центре - торги и передача некоторого количества японских участков нашим хозорганизациям для утверждения принципа, что мы являемся хозяевами в доме)

Ирано-германский договор 1929 года, 17 февраля

Ирано-германский договор 1929 года о дружбе и конвенция о поселении, торговле и мореплавании - подписаны в Тегеране 17. II управляющим министерством иностранных дел Ирана Мохаммед Али-ханом Фарзином и посланником Германии Шуленбургом. Договор заменил временное ирано-германское соглашение о взаимоотношениях от 16. V 1928 года, окончательно оформив признание Германией отмены капитуляционного режима и установление таможенной автономии в Иране. Помимо статей о дружбе и о наибольшем благоприятствовании для дипломатических и консульских представителей договор также предусматривал обращение сторон к арбитражу в случае споров по вопросам, касающимся исполнения или интерпретации данного и прочих договоров и не могущим быть разрешёнными обычным дипломатическим путём...

Греко-югославский договор 1929 года, 27 марта

Греко-югославский договор 1929 года о дружбе, согласительной процедуре и судебном разбирательстве споров - подписан 27. III в Белграде югославским министром иностранных дел Кумануди и греческим посланником Карапаносом. Договор был заключён при содействии французской и отчасти английской дипломатии и имел своей главной целью сгладить напряжённость в греко-югославских отношениях, возникшую после первой мировой войны в связи с вопросом о Салониках.

И.М. Майский - И.В. Шубину. 8 апреля 1929 г.

Начну с себя, ибо это всего короче. Судьба моя наконец на днях определилась. Назначен заведующим Отделом печати. Судьба Ф.А. 1 пока еще не ясна, но, по всем данным, он скоро уйдет на другую работу, о чем он, оказывается, просил ЦК уже около года назад. В последнее время он вообще почти не работал в Отделе, а так как я буду участвовать в заседаниях коллегии, то для него, в сущности, по линии печати ничего не остается. Судьба Волина тоже еще не совсем ясна, но и он, видимо, уйдет. Итак, у нас с Вами, помимо чисто личной, будет теперь еще постоянная связь «экс оффицио»

Германо-саудовский договор 1929 года, 26 апреля

Германо-саудовский договор 1929 года о дружбе - подписан в Каире 26. IV. Договор устанавливал дипломатические и консульские отношения между Германией и Саудовской Аравией (в то время ещё называвшейся королевством Хиджаза, Неджда и присоединённых областей), "основанные на общих принципах международного права". Между сторонами провозглашался вечный мир и состояние искренней и прочной дружбы. В области экономических отношений обе стороны предоставляли друг другу права наиболее благоприятствуемой нации.

Ирано-французский договор 1929 года, 10 мая

Ирано-французский договор 1929 года о дружбе - подписан 10. V в Тегеране управляющим министерством иностранных дел Ирана Мохаммед-Али-ханом Фарзином и посланником Франции Вильденом. Заменив временное ирано-французское соглашение о взаимоотношениях от 10. V 1928, Ирано-французский договор окончательно оформил признание Францией отмены капитуляционного режима и установление таможенной автономии в Иране.

И.М. Майский - Е.М. Ярославскому. 10 мая 1929 г.

В восточных странах вообще, в Японии в частности, широко распространен обычай * делать друг другу подарки. Чрезвычайно любят в этих странах подносить подарки и советским работникам - полпредам, консулам, торгпредам и т.д. вплоть до наиболее мелких технических сотрудников. В Японии, напр., бывали случаи, когда подарки, подносимые либо правительством, либо министрами и государственными деятелями, либо отдельными торговыми и промышленными фирмами оценивались во много сотен, а то и тысяч рублей.

А.И. Микоян - С.Е. Ерзикяну и И.М.Майскому. 17 мая 1929 г.

При старом торгпреде отношения между торгпредом и полпредом нельзя было считать нормальными. Эти отношения отражались вредно на работе, поскольку действовали разлагающе на ближайших сотрудников торгпреда и полпреда. По этому вопросу я Вам писал и с Вами говорил до Вашего отъезда в Финляндию. Тов. Майский - новый полпред в Финляндии был у меня, и я с ним беседовал.

И.М. Майский - Д.Т. Флоринскому. 4 июня 1929 г.

Финскую границу я переехал как обыкновенный пассажир. В Райяоках решительно никто не обратил на меня внимания. Зато в Гельсингфорсе меня встретил на вокзале Палин, завед[ующий] отделом политических сношений министерства иностранных дел, и усадил в специальный «государственный автомобиль». В этом автомобиле он меня с женой привез в полпредство. Однако когда на крыльце полпредства я предложил ему на минуточку зайти внутрь, он вежливо отказался и уехал.

К.А. Лигский - И.М. Майскому. 8 июня 1929 г.

Получили мы с Женькой от Вас из Москвы открытку с новым адресом, то есть Гельсинки, полпреду Майскому (между прочим - поздравляю и все прочее) да двойную открытку уже из Гельсинки 1. Судя по последней, должно бы получиться еще письмо «диппочтой», но диппочта 31 мая пришла, а письма в ней никакого не было. К сведению сообщаю, что и я диппочтой Вам писал в Токио. Допускаю, что Вы с письмом этим разъехались, но, по расчетам, должны бы все же получить его возвращенным в Москве. Словом, с диппочтой что-то неудачно, по-видимому, вышло, и если Ваше письмо получим вообще, то не ранее чем через 2 месяца. К нам курьеры ездят реже, чем в Японию, то есть через 6-8 недель (вернее - через ½ - 2 месяца).

01. И.В. Сталин - М. Горькому. 11/VI - 1929 г.

Из пьесы нельзя понять, почему и как бакинские большевики бросили власть (именно бросили, а не только сдали)5. А это главный вопрос в бакинских событиях. Либо, щадя память Шаумяна6 и других товарищей, не нужно вовсе писать пьесу о 26 коммунарах, либо, если писать ее, - нельзя обходить этот главный вопрос и заслонять его всякими мелочами. Автор допустил здесь большую погрешность против историч<еской> правды, и не только против историч<еской> правды, но и против молодого поколения, которое хочет учиться на ошибках и промахах (как и на успехах и достижениях) своих старших тов<ари>щей.

Tags:

И.М. Майский - З.А. Никитиной. 24 июня 1929 г.

Попали вот в [такие] места, милая Зоинька, и решили Вам напомнить о себе. Живем в Финляндии пока неплохо. Погода хорошая, природа приятная, много нового и интересного. Собираемся скоро в большое путешествие по стране. Как вы? Как Ваши летние планы? Привет Н.М.1 Агния низко кланяется.

А.А. Вановский - И.М. Майскому. 2 июля 1929 г.

Ваше письмо 1 я получил своевременно, но как раз в то время, когда моя дочка собиралась ехать в СССР. От хлопот и сборов у меня голова шла кругом, и я не мог ни на чем сосредоточиться. Я очень Вам признателен за Ваше внимание и доброе желание помочь мне устроить свою судьбу в СССР. Но я думаю, что будет удобней поднять вопрос о той или другой форме своего устройства не заочно, а лично, когда я вернусь в СССР

Ирано-хиджазский договор 1929 года, 24 августа

Ирано-хиджазский договор 1929 года о дружбе - подписан 24. VIII в Тегеране иранским премьер-министром Махди-Кули-ханом Хедаятом и представителями короля Хиджаза-Неджда и присоединённых областей - шейхом Абдуллой-уль-Фазлем и шейхом Мухаммедом Абд-ур Рауфом.

К.А. Лигский - И.М. Майскому. 5 августа 1929 г.

Дорогой Иван Михайлович, наконец-то неделю тому назад получил Ваше второе (через т[ов]. Канторовича) письмо 2. Первое так и не дошло. Вы обязательно должны устроить скандал, кому следует. Ведь это прямо свинство! Так вот, насчет Гельсинки. Принципиально я не возражаю, а как практически это выйдет, пока не знаю еще: т[ов]. Устинов уехал в отпуск и застрял. И когда возвратится, кто знает. А я сижу у моря на положении поверенного в делах и жду погоды, т.е. момента, когда смогу сняться и поехать куда-нибудь подлечиться. Придется ехать, наверное, на Кавказ месяца на 2, тем более у меня законного отпуска имеется 2 месяца, не считаясь ни с какими болезнями.

И.М. Майский - М.М. Литвинову. 14 октября 1929 г.

Не могу Вам передать, какое подавляющее впечатление произвела на меня авантюра Беседовского 2. Лично я его почти не знал. Единственный раз видел в Москве в 1927 г. перед моей поездкой в Японию. Но я с разных сторон слышал об нем так много хорошего, в Токио он оставил по себе такие хорошие воспоминания, что в первый момент я не хотел верить в его бегство и сразу же послал Вам шифровку с просьбой об опровержении. С тех пор прошло уже 10 дней, а я все еще не могу успокоиться.

А.С. Макаренко – М. Горькому. Октябрь 1929 г.

Простите, что я Вас беспокою. Когда я у Вас был, Вы мне рекомендовали издавать мою книгу не у «Народного Учителя», а в Госиздате. В моей книге выходит к последнему времени, когда я прибавил несколько совершенно необходимых теоретических глав, до 20 листов. Такую солидную книгу мне самому не хочется издавать в «Народном Учителе». Наконец мне просто хочется поступить так, как Вы советуете. Вы, вероятно, имеете для этого основания...

М.М. Литвинов - И.М. Майскому. 22 октября 1929 г.

Существенное о деле Беседовского Вам известно из наших газет и из наших официальных сообщений 2. В скором времени здесь состоится суд над Б., на котором, вероятно, будет освещено все дело. Я лично никогда не относился к Б. слишком благожелательно, т.к. считал его политические рассуждения легкомысленными и поверхностными, а его самого карьеристом и анархистом. В землячестве он был на наилучшем счету, т.к. он там выступал в качестве стопроцентного большевика, и даже с левыми перегибами.

Н.М. Шверник. Политические настроения рабочих Южного машиностроительного треста: Из справки секретаря бюро фракций ВКП(б) Центрального комитета Всесоюзного профсоюза рабочих-металлистов. 26 октября 1929 г.

...Характеризуя настроения рабочих заводов ЮМТа, следует признать, что в основной массе рабочил политические настроения здоровые. Это подтверждает огромнейшая политическая активность, проявленная рабочими в период перевыборов советов и тот энтузиазм и подъем, с которым была встречена кадровым составом рабочих идея соцсоревнования. Не менее важным фактором является подписка на госзаймы. Так, на заводе Марта по II займу индустриализации подписка составила 530 450 р., а на заводе ОР [им. Октябрьской революции] — 416 725; за превышение задания завод получил знамя. На зав. Марта на 30.V11 подписка на III заем индустриализации уже составляла 100 000 р. На 7/VIII по ХПЗ...

02. М. Горький - И.В. Сталину.

<29 ноября 1929 года. Сорренто.>

Дорогой Иосиф Виссарионович,

т. Камегулов1 просил Вас написать статью для журнала "Литературная учеба"2, - убедительно прошу Вас о том же и я3.

Тема статьи: взгляд партии на художественную литературу, на ее культурно-революционное значение. Пожалуйста, напишите!

Анкарский протокол 17. XII 1929 г.

Анкарский протокол 17. XII 1929 г. - продлил на 2 года срок договора от 17. XII 1925 года, а также установил в ст. 2, что "каждая из обеих сторон обязуется не начинать без уведомления другой стороны переговоров, имеющих целью заключение политических соглашений с государствами, находящимися в непосредственном соседстве, сухопутном или морском, с названной стороной, и заключать такие соглашения лишь с согласия этой последней".

03. М. Горький - И.В. Сталину.

<24 декабря 1929 года. Сорренто.>

Дорогой Иосиф Виссарионович -

заболел туберкулезом в опасной форме сын драматурга Константина Тренева1, чьей пьесой "Любовь Яровая" мы с Вами любовались в Малом театре2.

Отец отправляет сына в Давос или Саксонию, в Шварцвальд, необходимо спешно выправить заграничный паспорт. Обычным, канцелярским порядком то потребует много времени. Может быть, Вы найдете возможность ускорить процедуру получения паспорта?