Поиск по документам XX века

Loading

Вторая мировая

Вторая мировая война охватывает период времени с 1 сентября 1939 года по 2 сентября 1945 года. С 22 июня 1941 хронологически совпадает с Великой Отечественной войной. Описанию Великой Отечественной войны посвящены тысячи публикаций, в частности см. многотомник История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945 в шести томах. М., 1960-1965. 

Собственноручные показания генерала артиллерии Г. Вейдлинга. 10 января 1946 г.

Насколько мне известно, приказ о расстреле войсками политработников Красной Армии немедленно после их пленения был отдан Гитлером в первые же дни похода на Россию. Я лично, как командир артиллерии при 40-м танковом корпусе 123, начал принимать участие в боевых действиях в России только в конце июля 1941 года (Великие Луки). Так как я не был командиром данного соединения, то я не могу сказать, как выполнялся этот приказ в отдельных случаях в первые месяцы участия в боях 40-го танкового корпуса. Я знаю только, что отрицательное отношение к этому приказу со стороны личного состава подразделений все более усиливалось. Но, бесспорно, расстрелы имели место! Количество расстрелов зависело от отношения к этому приказу командиров. Когда я 2-го января 1942 года принял командование 86-й пехотной дивизией 124, передо мной сразу же встал вопрос, должен ли выполняться этот приказ Гитлера. Мой предшественник, генерал-лейтенант Виттгёфт*, вскоре после поступления приказа Гитлера, отдал приказ политработников, как и всех остальных военнопленных, отправлять в лагери военнопленных. Я оставил этот приказ Виттгёфта в силе.

Собственноручные показания генерал-лейтенанта Э. фон Куровски. 8 января 1946 г.

На совещании в начале марта 1944 года у командующего XXXV корпуса генерала Визе (может быть, генерала Хоссбах, командира 52-го танкового корпуса) о сборе гражданского населения и переправке его в русские области нас ознакомили с приказом командующего 9-й армией генерал-полковника Харпе. В этом приказе было указано, что 10 ООО человек при предстоящем отступлении мы должны переправить в русские области. Это касается только нетрудоспособных женщин, стариков, детей и больных. Я помню, что о сборе сыпнотифозных больных особенно было указано к исполнению. Сборные лагеря не должны находиться в населенных пунктах, а на свободном поле и организованы в простой форме.

Собственноручные показания генерал-лейтенанта Э. фон Куровски. 30 декабря 1945 г.

С самого начала военного похода против России я был начальником штаба ХХХХ танкового корпуса, командующим генералом которого был генерал танковых войск Штумме. Штаб сначала в бой не был введен, находился еще в резерве. И я не помню, чтобы штаб получал последний приказ, по которому расстреливались все советские политические руководители. Этот приказ мы не получили лишь потому, что тогда мы еще находились в г. Вена. Но содержание этого приказа мне известно. Я знаю, что он проводился в действие всеми войсками в сентябре 1941 г., подчиняющимися корпусу. Это было в боях под гор. Великие Луки. При штабе корпуса допрашивался один политрук Красной Армии, отставший от своей части, а потом был расстрелян капитаном Кандуч из 1 -ц.

Собственноручные показания генерал-лейтенанта Э. фон Куровски. 26 декабря 1945 г.

Из актов обвинения Нюрнбергского процесса, направленного против преступников войны, мне стало известно, что это относится и к пунктам обвинения по делу мест[ечка] Озаричи. Без требования следователя и совершенно добровольно я заявляю следующее. С самого начала марта месяца 1944 г. 110-я пехотная дивизия занимала с правого фланга оборонительную позицию, которая проходила на расстоянии 3 км от мест[ечка] Озаричи. Командиром 110-й пех[отной] дивизии был я. Вправо от меня находилась 296-я пех[отная] дивизия под командованием генерал-майора Кульмер. Обе дивизии находились в подчинении 52-го танкового корпуса, командующим генералом которого был генерал танковых войск Хоссбах. Но вероятно, что обе дивизии входили в состав XXXV армейского корпуса, которым командовал генерал пехоты Визе. Точно не могу сказать потому, что я получил контузию, поэтому способности моей памяти ухудшились. Фронт вокруг [местечка] Озаричи был образован в дугообразную форму, которая мало была выгодна для обороны.

Протокол допроса генерал-лейтенанта Э. фон Куровски. 25 декабря 1945 г.

Я родился в гор. Штеттин — Германия. Отец мой, Эбергард фон Куровский, был генералом от инфантерии (пехоты), принимал участие в Первой империалистической войне, командуя немецкой дивизией, умер в 1927 году. Мать моя, Ольга фон Мартене происходит из семьи генерала прусской армии, в момент моего пленения проживала с моей семьей в городе Эльбине *. До Первой империалистической войны родители имели капитал в 225 000 марок, но после инфляции сбережений осталось только на сумму 20 000 марок. Образование: в 1914 году окончил 8 классов гимназии в гор. Кобленц, в 1921-[ 19]22 гг. посещал 3 семестра Высшей технической школе в гор. Шарлоттенбург, с 1929 по 1932 годы был слушателем Военной академии генерального штаба в гор. Берлин и закончил ее со званием капитана. Женат на дочери высшего чиновника финансового управления в гор. Берлин — Эрике, урожд[енной] фон Дюлонс, до моего пленения проживала в гор. Эльбинге. Сын, Удо, 1923 года рождения, убит на итальянском фронте, сын Гернот — 1925 г[ода] рождения, курсант военной кавалерийской школы в гор. Бромберге, сын Эбергард — 1928 года рождения, находится в фолькештурме в Восточной Пруссии, дочь — Роза, 1926 г[ода рождения], работала практикантом-агрономом в одном из имений в провинции Шлезвиг-Гольштейн. По наследству я получил от родителей капитал в сумме 50 000 марок.

Собственноручные показания полковника X. Кичмана. 27 декабря 1945 г.

Германское правительство и Верховное командование германских вооруженных сил совместно с правительством Финляндии и Генеральным штабом финской армии, задолго до 22 июня 1941 года, вели тайные переговоры и подготовляли нападение на Советский Союз. О подготовке к вторжению германской и финской армии на территорию Советского Союза мне стало известно при следующих обстоятельствах: в октябре 1941 года по прибытии в Хельсинки на должность заместителя германского военного атташе я имел беседы с майором фон Альбедилл, помощником германского военного атташе, ранее работавшим в отделе атташата Генерального штаба сухопутных сил Германии.

И.В. Сталин Г. Турмэну. 23 декабря 1945 года.

Я рад был получить Ваше послание, переданное мне г-ном Бирнсом, в котором Вы пишете о наиболее важных вопросах, обсуждающихся сейчас нами. Согласен с Вами, что народы Советского Союза и Соединенных Штатов должны стремиться работать вместе в деле восстановления и поддержания мира и что следует исходить из того, что общие интересы наших обеих стран выше отдельных расхождений между нами...

Приказ Верховного главнокомандующего по войскам Красной Армии и Военно-морскому флоту 3 сентября 1945 года № 373.

2 сентября 1945 года в Токио представителями Японии подписан акт о безоговорочной капитуляции японских вооружённых сил.

Война советского народа, совместно с нашими союзниками, против последнего агрессора — японского империализма — победоносно завершена, Япония разгромлена и капитулировала.

Товарищи красноармейцы, краснофлотцы, сержанты, старшины, офицеры армии и флота, генералы, адмиралы и маршалы, поздравляю Вас с победоносным завершением войны против Японии.

Акт о капитуляции Японии от 2 сентября 1945 г.

1. Мы, действуя по приказу и от имени императора, японского правительства и японского императорского генерального штаба, настоящим принимаем условия Декларации, опубликованной 26 июля в Потсдаме главами правительств Соединенных Штатов, Китая и Великобритании, к которой впоследствии присоединился Советский Союз, каковые четыре державы будут впоследствии именоваться союзными державами...

Лично и секретно от премьера И.В. Сталина президенту г-ну Трумэну. 30 августа 1945 года.

Ваше послание от 27 августа получил. Я рад, что недоразумения, вкравшиеся в нашу переписку, рассеялись. Я не был нисколько оскорблен Вашим предложением, но переживал состояние недоумения, поскольку я, как это видно теперь, неправильно понял Вас.

Я, конечно, согласен с Вашим предложением обеспечить для Соединенных Штатов право посадки на наших аэродромах на одном из Курильских островов в чрезвычайных случаях в период оккупации Японии.

Протокол допроса генерал-майора О. фон Нидермайера. 28 августа 1945 г.

В 1905 году по окончании гимназии я поступил добровольно в качестве юнкера на службу в немецкую армию. До лета 1912 года командовал взводом в 10-м Баварском артиллерийском полку. Одновременно со службой в армии с 1907 по 1912 годы проходил курс обучения в вечернем отделении Мюнхенского университета по факультету географии, этнографии и геологии. С 1912 по 1914 годы был в научной экспедиции в Иран, после чего совершил путешествие по Индии, Аравии, Египту, Палестине, Сирии и Турции. С начала войны 1914 года в составе 10-го артиллерийского [полка] как командир батареи участвовал в боях на Западном фронте. С ноября 1914 по конец 1916 годах руководил военной экспедицией, предпринятой по заданию Генштаба в Иран и Афганистан с целью организации там повстанческого движения против англичан. По возвращении из экспедиции, до марта 1918 года, служил помощником начальника штаба фронта на Ближнем Востоке. Затем, до конца войны, я являлся офицером генштаба при 8-й Баварской дивизии и 3-м Баварском корпусе. Весной 1919 года в составе Добровольческого корпуса Эппа участвовал в подавлении революционного выступления в Мюнхене и Нюрнберге.

Лично и строго секретно для генералиссимуса Сталина от президента Трумэна. Получено 27 августа 1945 года.

В ответ на Ваше послание от 22 августа 1945 года сообщаю, поскольку речь идет о базе на Курильских островах, что моя мысль заключалась в том, что пользование правами посадки на центральной группе Курильских островов во время оккупации Японии было бы существенным вкладом в те совместные действия, которые мы будем предпринимать в связи с осуществлением условий капитуляции Японии, так как это обеспечило бы еще один путь авиационной связи с Соединенными Штатами для использования в чрезвычайных случаях в период оккупации Японии.

Лично и строго секретно от премьера И.В. Сталина президенту г-ну Г. Трумэну. 22 августа 1945 года.

Получил Ваше послание от 18 августа.

1. Я понимаю содержание Вашего послания в том смысле, что Вы отказываетесь удовлетворить просьбу Советского Союза о включении северной половины о. Хоккайдо в район сдачи японских вооруженных сил советским войскам. Должен сказать, что я и мои коллеги не ожидали от Вас такого ответа.

Строго секретно для генералиссимуса Сталина от президента Трумэна. Получено 18 августа 1945 года.

Отвечая на Ваше послание от 18 августа, я выражаю согласие с Вашей просьбой изменить “Общий приказ № 1” с тем, чтобы включить все Курильские острова в район, который должен капитулировать перед Главнокомандующим советскими вооруженными силами на Дальнем Востоке. Однако мне хотелось бы пояснить, что Правительство Соединенных Штатов желает располагать правами на авиационные базы для наземных и морских самолетов на одном из Курильских островов, предпочтительно в центральной группе, для военных и коммерческих целей. Я был бы рад, если бы Вы сообщили мне, что Вы согласны на такое мероприятие, причем месторасположение и другие детали будут согласованы путем назначения для этой цели специальных представителей наших обоих правительств.

Лично и секретно от премьера И. В. Сталина президенту Г. Трумэну. 16 августа 1945 года.

Ваше послание с “Общим приказом № 1” получил. В основном не возражаю против содержания приказа. При этом имеется в виду, что Ляодунский полуостров является составной частью Маньчжурии. Однако предлагаю внести в “Общий приказ № 1” следующие поправки:

1. Включить в район сдачи японских вооруженных сил советским войскам все Курильские острова, которые согласно решению трех держав в Крыму должны перейти во владение Советского Союза.

Страницы

Подписка на Вторая мировая