Поиск по документам XX века

Loading

США

Секретно и лично от премьера И. В. Сталина президенту г-ну Ф. Рузвельту. 29 сентября 1944 года.

Получил Ваше и г-на Черчилля послание о совещании в Квебеке с информацией относительно Ваших дальнейших военных планов. Из Вашего сообщения видно, какие важные задачи предстоит решить американским и британским вооруженным силам. Позвольте пожелать Вам и Вашим войскам всяческих успехов. В настоящее время советские войска заняты ликвидацией прибалтийской группы немецких войск, висящей над нашим правым-флангом. Без ликвидации этой группы нам невозможно продвигаться в глубь Восточной Германии. Кроме этого у наших войск имеются две ближайшие задачи: вывести Венгрию из войны и прощупать оборону немцев на восточном фронте путем удара наших войск, причем при благоприятных условиях — опрокинуть ее.

Личное и секретное послание маршалу Сталину от правительства Соединенных Штатов и правительства Его Величества. 19 сентября 1944 года.

Северо-Западная Европа. Наше намерение заключается в том, чтобы быстро продвигаться вперед в целях уничтожения германских вооруженных сил и проникновения в сердце Германии. Наилучшая возможность для нанесения поражения противнику на Западе заключается в ударе по Руру и Саару, поскольку противник сконцентрирует там остаток имеющихся у него сил для обороны этих существенно важных районов. Северная линия подхода явно имеет преимущества над южной, и нам абсолютно необходимо до наступления плохой погоды открыть северные порты, в частности Роттердам и Антверпен. Поэтому наши главные усилия будут сосредоточены на левом фланге...

Секретно и лично от премьера И. В. Сталина президенту г-ну Ф. Рузвельту. 14 сентября 1944 года.

Получил Ваше послание о переговорах в Думбартон-Оксе. Я также надеюсь, что эти важные переговоры могут закончиться успешно. Это может иметь серьезное значение для дальнейшего укрепления сотрудничества наших стран и для всего дела будущего мира и безопасности. Я должен сказать, что для успеха деятельности Международной организации безопасности немалое значение будет иметь порядок голосования в Совете, имея в виду важность того, чтобы Совет работал на основе принципа согласованности и единогласия четырех ведущих держав по всем вопросам, включая и те, которые непосредственно касаются одной из этих стран. Первоначальное американское предложение о том, чтобы была установлена особая процедура голосования в случае спора, в котором непосредственно замешан один или несколько членов Совета, имеющих статут постоянных членов, мне представляется правильным...

Лично и секретно для маршала Сталина от президента Рузвельта. Получено 9 сентября 1944 года.

Я имел интересную и приятную беседу с Вашим Послом по поводу хода переговоров в Думбартон-Оксе. По-видимому, остается один важный вопрос, по которому мы еще не договорились. Это вопрос о голосовании в Совете. Мы и британцы твердо держимся того взгляда, что при принятии решений Советом спорящие стороны не должны голосовать даже в том случае, если одна из сторон является постоянным членом Совета, в то время как Ваше Правительство, как я понял Вашего Посла, придерживается противоположного взгляда...

Секретно и лично от премьера И. В. Сталина президенту г-ну Ф. Рузвельту. 7 сентября 1944 года.

Получил Ваше послание по вопросу об участии Союзных Советских Республик в Международной организации безопасности. Заявлению советской делегации по этому вопросу я придаю исключительно важное значение. После известных конституционных преобразований в нашей стране в начале этого года Правительства Союзных Республик весьма настороженно относятся к тому, как отнесутся дружественные государства к принятому в Советской Конституции расширению их прав в области международных отношений. Вам, конечно, известно, что, например, Украина и Белоруссия, входящие в Советский Союз, по количеству населения и по их политическому значению превосходят некоторые государства, в отношении которых все мы согласны, что они должны быть отнесены к числу инициаторов создания Международной организации. Поэтому я надеюсь еще иметь случай объяснить Вам политическую важность вопроса, поставленного советской делегацией в Думбартон-Оксе.

Лично и секретно для маршала Сталина от президента Рузвельта. Получено 1 сентября 1944 года.

Упоминание Вашей делегации в Думбартон-Оксе 72 о том, что Советское Правительство могло бы пожелать поставить на рассмотрение вопрос о членстве для каждой из шестнадцати Союзных Республик в новой Международной организации, меня весьма беспокоит. Хотя Ваша делегация заявила, что этот вопрос не будет снова поднят в течение нынешней стадии переговоров, я считаю, что я должен сообщить Вам, что весь проект, поскольку это, конечно, касается Соединенных Штатов, да и, несомненно, также других крупных стран, определенно оказался бы в опасности, если бы этот вопрос был поднят на какой-либо стадии до окончательного учреждения Международной организации и до того, как она приступит к выполнению своих функций. Я надеюсь, что Вы сочтете возможным успокоить меня в этом отношении...

Секретно и лично от премьера И. В. Сталина президенту г-ну Ф. Рузвельту и премьер-министру г-ну У. Черчиллю. 22 августа 1944 года

Ваше и г-на Черчилля послание относительно Варшавы я получил. Хочу высказать свои соображения. Рано или поздно, но правда о кучке преступников, затеявших ради захвата власти варшавскую авантюру, станет всем известна. Эти люди использовали доверчивость варшавян, бросив многих почти безоружных людей под немецкие пушки, танки и авиацию. Создалось положение, когда каждый новый день используется не поляками для дела освобождения Варшавы, а гитлеровцами, бесчеловечно истребляющими жителей Варшавы...

Секретно и лично от премьера И. В. Сталина президенту г-ну Ф. Д. Рузвельту. 22 августа 1944 года.

Получил Ваше послание по вопросам Тихого океана. Мне понятно значение, которое Вы придаете этим вопросам. Мы также придаем большое значение Вашим успехам здесь. Я уверен вместе с тем, что Вы хорошо представляете, насколько наши силы сейчас напряжены, чтобы обеспечить успех развернувшейся борьбы в Европе. Все это позволяет надеяться, что недалеко то время, когда мы добьемся решения нашей неотложной задачи и сможем заняться другими вопросами. Надеюсь, что генерал Дин будет уже теперь успешно сотрудничать с нашим штабом.

Лично и секретно для маршала Сталина от президента Рузвельта. 20 августа 1944 года.

Я только что виделся с нашими командующими на тихоокеанском театре. Хотя я весьма доволен тем, как идут дела, я нахожусь под сильным впечатлением грандиозности задачи. О Вашем согласии быстро начать подготовку к будущему совместному сотрудничеству между нашими соответственными вооруженными силами мне было сообщено Гарриманом. Генерал Дин рассказал мне о предложениях, которые он передал Генеральному Штабу Красной Армии, относительно советско-американского сотрудничества. Я надеюсь, что Вы поручите Вашему Штабу энергично заняться вместе с Военной Миссией Соединенных Штатов в Москве совместной подготовкой планов...

Срочное и строго секретное послание от президента Рузвельта и г-на Черчилля маршалу Сталину. 20 августа 1944 года.

Мы думаем о том, какова будет реакция мирового общественного мнения, если антинацисты в Варшаве будут на самом деле покинуты. Мы полагаем, что все мы трое должны сделать все от нас зависящее, чтобы спасти возможно больше находящихся там патриотов. Мы надеемся, что Вы сбросите наиболее необходимое снабжение и оружие полякам — патриотам Варшавы. В ином случае, не согласитесь ли Вы помочь нашим самолетам сделать это весьма быстро? Мы надеемся, что Вы это одобрите. Фактор времени имеет крайне важное значение.

Лично и секретно для маршала Сталина от президента Рузвельта. 12 августа 1944 года.

Получил Вашу телеграмму от 9 августа и весьма благодарен за резюме переговоров Премьер-Министра Миколайчика с Вами и с Польским Комитетом в Москве, которое Вы соблаговолили мне сообщить. Как Вам известно, я глубоко надеюсь, что эти переговоры приведут к какому-либо решению, удовлетворительному для всех заинтересованных сторон, и которое позволит создать законное временное и действительно представительное польское правительство. Вы понимаете, я уверен, что Правительству Соединенных Штатов трудно на настоящей стадии предпринять официальные действия в отношении Ланге. Как частное лицо он, конечно, имеет, согласно закону, полное право сделать то, что он считает правильным, включая выход из американского гражданства.

Секретно и лично от премьера И. В. Сталина президенту г-ну Ф. Д. Рузвельту. 9 августа 1944 года.

Хочу информировать Вас о встрече с Миколайчиком, Грабским и Ромером. Беседа с Миколайчиком убедила меня в том, что он имеет неудовлетворительную информацию о делах в Польше. Вместе с тем у меня создалось впечатление, что Миколайчик не против того, чтобы нашлись пути к объединению поляков. Не считая возможным навязывать полякам какое-либо решение, я предложил Миколайчику, чтобы он и его коллеги встретились и сами обсудили вместе с представителями Польского Комитета Национального Освобождения их вопросы и прежде всего вопрос о скорейшем объединении всех демократических сил Польши на освобожденной польской территории, Эти встречи состоялись. Я информирован о них как той, так и другой стороной. Делегация Национального Комитета предлагала принять за основу деятельности Польского Правительства Конституцию 1921 года и в случае согласия давала группе Миколайчика четыре портфеля, в том числе пост премьера для Миколайчика...

Секретно и лично от премьера И. В. Сталина президенту г-ну Ф. Рузвельту. 2 августа 1944 года.

Я разделяю Ваше мнение относительно значения, которое могла бы иметь наша встреча, но обстоятельства, связанные с военными операциями на нашем фронте, о чем я писал прошлый раз, не позволяют мне, к сожалению, рассчитывать на возможность такой встречи в ближайшем будущем. Что касается польского вопроса, то здесь дело зависит прежде всего от самих поляков и от способности тех или других лиц из польского эмигрантского правительства сотрудничать с действующим уже в Польше Польским Комитетом Национального Освобождения, вокруг которого все больше объединяются демократические силы Польши. Со своей стороны я готов оказать всем полякам возможное содействие в этом деле.

Лично и секретно для маршала Сталина от президента Рузвельта. 28 июля 1944 года.

Получено 28 июля 1944 года.

ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ДЛЯ МАРШАЛА СТАЛИНА ОТ ПРЕЗИДЕНТА РУЗВЕЛЬТА

Ввиду происходящего сейчас быстрого развития военных событий я могу вполне понять трудность Вашей поездки на совещание с Премьер-Министром и со мной, но я надеюсь, что Вы будете помнить о таком совещании и что мы сможем встретиться так скоро, как это будет возможно. Мы приближаемся ко времени принятия дальнейших стратегических решений, и такая встреча помогла бы мне во внутренних делах.

Лично и секретно для маршала Сталина от президента Рузвельта. 28 июля 1944 года.

Получено 28 июля 1944 года.

ЛИЧНО И СЕКРЕТНО ДЛЯ МАРШАЛА СТАЛИНА ОТ ПРЕЗИДЕНТА РУЗВЕЛЬТА

Вашу телеграмму о польских делах получил, и Премьер-Министр 70 сообщает мне, что Миколайчик  отправляется в Москву, чтобы посетить Вас.

Нет нужды говорить, как велики мои надежды на то, что Вы сможете разрешить с ним весь вопрос с наибольшей пользой для наших общих усилий.

Примечания:

70 Имеется в виду Уинстон Черчилль.

Страницы

Подписка на США