Поиск по документам XX века

Loading

Документы 1939 года

Из письма народного комиссара иностранных дел СССР M. M. Литвинова полномочному представителю СССР во Франции Я. 3. Сурицу. 11 апреля 1939 г.

Нам представляется, что Бонне, так же как и Галифакс, время от времени разговаривает с Вами о политическом положении, главным образом, ради того, чтобы иметь возможность отвечать оппозиции, что он находится «в контакте и консультации с СССР». Бонне так же мало склонен помогать Польше, Румынии или кому бы то ни было на востоке Европы, как в свое время Чехословакии, и разговорами с нами он еще преследует цель получения возможности говорить о нашем нежелании участвовать в помощи. Необходимо поэтому давать ему такие ответы, чтобы он не мог, как в сентябрьские дни, ссылаться на них в оправдание собственной пассивной и капитулянтской позиции. Из этого, однако, не следует, что мы обязаны на неопределенные его намеки отвечать какими-либо конкретными предложениями или раскрытием нашей позиции.

Письмо полномочного представителя СССР во Франции Я. 3. Сурица народному комиссару иностранных дел СССР М. М. Литвинову. 11 апреля 1939 г.

Последние недели я не могу пожаловаться на отсутствие контакта с французским правительством. Создалось даже такое своеобразное положение, что этот «контакт» начинает уже нас тяготить. Бонне решительно меня одолевает своими преследованиями и чуть не ежедневными встречами. Если на первых порах это объяснялось лишь желанием создать новое впечатление о постоянном контакте, консультациях, если это, словом, делалось только в целях маневрирования, для одурачивания общественного мнения, то за последнюю неделю, по моим впечатлениям, дело обстоит уже иначе. Бонне впервые, как мне кажется, наконец, понял, что его политика подвела страну к краю пропасти, а его самого (что для него, вероятно, важнее) — к политическому банкротству.

Декларация правительства Великобритании о предоставлении гарантий Греции и Румынии. 13 апреля 1939 г.

Правительство Его Величества придает важнейшее значение тому, чтобы избегать нарушения статус-кво в районе Средиземноморья и на Балканском полуострове силой или угрозами применения силы. Поэтому оно пришло к выводу, что в случае, если будет предпринята какая-либо акция, которая явно угрожала бы независимости Греции или Румынии и которой греческое или соответственно румынское правительство сочло бы жизненно необходимым оказать сопротивление своими национальными вооруженными силами, правительство Его Величества считало бы себя обязанным немедленно оказать греческому или румынскому правительству, в зависимости от возможного конкретного случая, всю поддержку, которая в его силах. Мы передаем эту декларацию непосредственно заинтересованным правительствам и другим государствам, особенно Турции, тесные связи которой с греческим правительством известны. Я полагаю, что французское правительство сделает подобную же декларацию сегодня во второй половине дня.

Декларация правительства Франции о гарантиях Греции, Румынии и Польше. 13 апреля 1939 г.

Французское правительство придает исключительно большое значение тому, чтобы предотвратить навязанное силой или угрозой применения силы любое изменение статус-кво в Средиземном море и на Балканском полуострове. Принимая во внимание особую тревогу, которую породили события последних недель, французское правительство в связи с этим дало особые гарантии Румынии и Греции на случай, если будет предпринята акция, явно угрожающая независимости Румынии или Греции, при которой румынское или греческое правительство сочтет, что сопротивление с помощью его национальных вооруженных сил является для него жизненно необходимым, тогда французское правительство будет считать себя обязанным немедленно оказать ему всю помощь, которая в его силах. Английское правительство заняло такую же позицию...

Из телеграммы полномочного представителя СССР в Великобритании И. М. Майского в Народный комиссариат иностранных дел СССР. 14 апреля 1939 г.

Сегодня я был у Галифакса и передал ему то, что вы просили. Галифакс был очень доволен и сказал, что немедленно же Уведомит о моем сообщении Чемберлена. Далее он сообщил, что как раз перед моим приходом он продиктовал телеграмму Сидсу, в которой поручал последнему обратиться к Литвинову с запросом, не считало ли бы Советское правительство возможным дать, как это сделали Англия и Франция в отношении Греции и Румынии...

Телеграмма полномочного представителя СССР во Франции Я. 3. Сурица в Народный комиссариат иностранных дел СССР. 14 апреля 1939 г.

Сегодня Бонне вручил мне для пересылки вам свое «конкретное» предложение. Оно сводится к обмену письмами следующего содержания: «В случае, если бы Франция оказалась в состоянии войны с Германией вследствие помощи, которую она предоставила бы Польше или Румынии, СССР оказал бы ей немедленную помощь и поддержку. В случае, если бы СССР оказался в состоянии войны с Германией вследствие помощи, которую он предоставил бы Польше или Румынии, Франция оказала бы ему немедленную помощь и поддержку. Оба правительства согласуют без промедления формы оказания этой помощи и предпримут все меры к тому, чтобы обеспечить ей полную эффективность».

Запись беседы народного комиссара иностранных дел СССР М. М. Литвинова с послом Великобритании в СССР У. Сидсом. 15 апреля 1939 г.

После некоторого предисловия, в котором он повторял прежние заявления о решительном и бесповоротном изменении английской политики, о затруднениях, которые встречаются со стороны некоторых государств, Сидс, сославшись на вчерашний разговор Галифакса с т. Майским {{*}}, сформулировал следующим образом вопрос, с которым английское правительство обращается к Советскому: «Согласно ли Советское правительство сделать публичное заявление (повторяя, может быть, недавнее заявление т. Сталина о поддержке Советского Союза народам — жертвам агрессии и ссылаясь на недавние заявления британского и французского правительств), что в случае акта агрессии против какого-либо европейского соседа Советского Союза, который оказал бы сопротивление, можно будет рассчитывать на помощь Советского правительства, если она будет желательна, каковая помощь будет оказана путем, который будет найден наиболее удобным».

Письмо начальника генерального штаба французской армии М. Гамелена министру национальной обороны Франции Э. Даладье. 15 апреля 1939 г.

На Вашу сопроводительную № 357/DN от 12 апреля 1939, с которой мне передано для ознакомления письмо № 1282 министра иностранных дел и записка № 553 Леона Ноэля, имею честь доложить Вам, что я не считаю, что нужно направлять в Польшу французскую военную технику, в частности легкие танки. В настоящий момент мы срочно нуждаемся во всей продукции наших заводов для сухопутных и военно-воздушных сил.

Телеграмма полномочного представителя СССР во Франции Я. 3. Сурица в Народный комиссариат иностранных дел СССР. 15 апреля 1939 г.

Только что Бонне вызвал меня к себе и дал ознакомиться с английским меморандумом, излагающим вчерашнюю беседу Майского с Галифаксом {{* См. док. 268.}}. В передаче Бонне беседа эта началась с формального заявления Майского о согласии СССР принять участие в оказании помощи Румынии. Приняв это сообщение с большим удовлетворением («к которому присоединяется, конечно, и Франция», — сказал Бонне), Галифакс выдвинул предложение — не согласится ли СССР сделать декларацию о своей готовности прийти на помощь любому своему европейскому соседу, подвергшемуся нападению и выразившему желание эту помощь получать. Не привожу подробностей, так как вы их знаете из первых рук.

Телеграмма Председателя Совета Народных Комиссаров СССР В. М. Молотова временному поверенному в делах СССР в Турции О. И. Никитниковой. 15 апреля 1939 г.

Передайте лично президенту Турецкой республики г. Иненю. Молотов поручил мне заявить Вам следующее: Мы думаем, что в связи со складывающейся новой ситуацией в районах Балкан и Черного моря было бы целесообразно устроить взаимную консультацию представителей Турции и СССР и наметить возможные меры защиты от агрессии. Если турецкое правительство также находит целесообразной эту акцию, следовало бы установить место и срок встречи представителей. Мы со своей стороны предложили бы Тбилиси или Батуми. Желательно не откладывать это дело и осуществить его возможно скорее. Ждем ответа.

Запись беседы народного комиссара иностранных дел СССР М. М. Литвинова с послом Великобритании в СССР У. Сидсом. 16 апреля 1939 г.

Я напомнил Сидсу, что я еще вчера указал ему на отсутствие в его сообщении ответа на вопрос, поставленный нами Галифаксу через т. Майского {{* См. док. 268.}}, а именно как мыслит себе английское правительство помощь Румынии со стороны Англии, Франции, СССР и других заинтересованных государств. Мое правительство тоже обратило внимание на отсутствие такого ответа и поручило мне напомнить об этом послу. В ожидании этого ответа мы вынуждены пока воздержаться от дальнейших решений. С[идс] возражал, указывая на праздность наших вопросов, ибо английское правительство заявило уже в парламенте, что оно придет на помощь Румынии всеми средствами, имеющимися в его распоряжении. Поскольку мы уже заявили Галифаксу о готовности помогать Румынии, С[идс] не понимает, почему мы не можем сделать об этом публичную декларацию, которая оказала бы соответственное впечатление на Германию и успокоила бы общественное мнение. Дело срочное и не терпит отлагательств.

Телеграмма полномочного представителя СССР в Латвии И. С. Зотова в Народный комиссариат иностранных дел СССР. 17 апреля 1939 г.

Власти латвийские санкционировали празднование так называемого «дня освобождения Риги от большевиков» немецкой группе жителей Латвии. Обширная программа 22 мая включает проведение вечеров, собраний, шествие на могилы погибших, увеселение и завершается общей демонстрацией в Межапарке. Немцы, живущие в деревне и других городах, также съедутся в Ригу. Приглашены немцы из Эстонии и Литвы. Из Германии ожидается прибытие парохода с тысячью ландесверовцев. Приурочено прибытие больших групп экскурсантов по водным, железнодорожным и автопутям. Группы составляются из отборных отрядов Гитлера. Из многих источников меня информируют, что на празднество приедет фон дер Гольц.

Предложение, врученное народным комиссаром иностранных дел СССР M. M. Литвиновым послу Великобритании в СССР У. Сидсу. 17 апреля 1939 г.

Считая предложение Франции {{** См. док. 269.}} принципиально приемлемым и продолжая мысль г. Бонне, а также желая подвести солидную базу под отношения между тремя государствами, мы пытаемся объединить английское и французское предложения в следующих тезисах, которые мы предлагаем на рассмотрение британского и французского правительств: 1.Англия, Франция, СССР заключают между собою соглашение сроком на 5 — 10 лет о взаимном обязательстве оказывать друг другу немедленно всяческую помощь, включая военную, в случае агрессии в Европе против любого из договаривающихся государств. 2.Англия, Франция, СССР обязуются оказывать всяческую, в том числе и военную, помощь восточноевропейским государствам, расположенным между Балтийским и Черным морями и граничащим с СССР, в случае агрессии против этих государств.

Запись беседы народного комиссара иностранных дел СССР М. М. Литвинова с послом Великобритании в СССР У. Сидсом. 17 апреля 1939 г.

Сидс пришел ко мне в 22 час. и не скрывал своего недовольства, что я вызвал его из театра и не дал ему досмотреть пьесу. Он поэтому вначале сухо отнесся к моему предложению {{* См. док. 276.}}, но по мере слушания он заметно оживлялся и к концу сказал, что находит предложение очень интересным и немедленно передаст его в Лондон. По поводу французского предложения {{** См. док. 269.}} С[идс] сказал, что, как Пайяр ему сообщил, французы поддержали английское предложение {{*** См. док. 268.}}. Я уточнил, что тот же Пайяр нам заявил в связи с английским предложением, что его правительство, однако, не снимает своего собственного предложения. По поводу отдельных пунктов нашего предложения я в ответ на вопросы С[идса] дал ему следующие разъяснения:

Телеграмма полномочного представителя СССР в Германии А. Ф. Мерекалова в Народный комиссариат иностранных дел СССР. 18 апреля 1939 г.

Был принят Вайцзеккером {{*}}. Вручил ему ноту и сделал заявление в связи с прекращением [фирмой] «Шкода» выполнения договоров вследствие вмешательства ген. Баркгаузена {{**}}. Заявление свелось к указанию на ненормальность создавшегося положения; ограничение, сделанное только по отношению к заказам советских организаций, является прямой дискриминацией и противоречит смыслу декрета рейхсканцлера от 22 марта, подтвердившего силу старых договоров Чехословакии. Отклонив попытку Вайцзеккера перенести вопрос в плоскость коммерческих отношений торгового представительства со «Шкода», сославшись на прямое вмешательство германских военных властей, я просил срочно устранить ненормальности и обеспечить выполнение «Шкода» принятых обязательств...

Телеграмма полномочного представителя СССР во Франции Я. 3. Сурица в Народный комиссариат иностранных дел СССР. 18 апреля 1939 г.

На Бонне наше предложение {{*}} произвело огромное впечатление. Как только он ознакомился со всеми восемью пунктами наших тезисов, он удалился в соседнюю комнату, чтобы, по-видимому, позвонить Даладье. Особых моих разъяснений по пунктам четвертому и пятому не потребовалось, так как эти пункты, как не имеющие непосредственного отношения к Франции, по-видимому, и не особенно заинтересовали Бонне. Впрочем, о пункте пятом он даже сказал, что «это вполне законное требование». Весь его интерес был, естественно, прикован к пунктам первому и второму. Во втором пункте его, видимо, смутило распространение гарантии на Балтику. Он не возражал против этого, но несколько раз переспрашивал, каких стран это касается. При ознакомлении с первым пунктом Бонне с явным удовлетворением отметил, что речь идет только о Европе и что на Дальний Восток он не распространяется. Совершенно естественно, что Бонне не дал, да и не мог дать еще ответа, но все же он просил меня передать вам, что «первое впечатление у него сложилось очень благоприятное» и он должен признать, что наш проект «в высшей степени интересен».

Телеграмма временного поверенного в делах Германии в Великобритании Т. Кордта министерству иностранных дел Германии. 18 апреля 1939 г.

Советник польского посольства, которого я встретил сегодня на одном из общественных мероприятий, сказал, что как Польша, так и Румыния постоянно отказываются принять любое предложение Советской России об оказании помощи. Германия, сказал советник, может быть уверена в том, что Польша никогда не позволит вступить на свою территорию ни одному солдату Советской России, будь то военнослужащие сухопутных войск или военно-воздушных сил. Тем самым положен конец всем домыслам, в которых утверждалось о предоставлении аэродромов в качестве базы для военно-воздушных операций Советской России против Германии. То же самое относится и к Румынии.

Телеграмма посла США в Бельгии Дж. Дэвиса государственному секретарю США К. Хэллу. 18 апреля 1939 г.

Для президента и государственного секретаря. Я убежден, что решение Гитлера в основном будет зависеть от того, окажет ли Россия полную поддержку Англии и Франции. По собственному опыту я знаю, что у Советов существовало недоверие к Англии и Франции как в отношении их целей, так и в отношении их действий. Но они действительно доверяют Вам. Они также доверяют мне.

Телеграмма государственного секретаря США К. Хэлла послу США в Бельгии Дж. Дэвису. 18 апреля 1939 г.

Лично для посла. Президент и я искренне ценим Ваш совет и Ваше предложение быть полезным в настоящей ситуации. Мы оба полагаем, что Вы поймете, однако, что с точки зрения внутренних соображений такой визит, как бы тщательно он ни был подготовлен, может быть истолкован превратно. В эти дни, когда конгресс рассматривает вопрос о нашем законодательстве о нейтралитете, более чем когда-либо важно не рисковать.

Телеграмма народного комиссара иностранных дел СССР M. M. Литвинова полномочному представителю СССР во Франции Я. 3. Сурицу. 19 апреля 1939 г.

Во избежание недоразумений сообщаю, что во втором пункте мы имеем в виду Финляндию, Эстонию, Латвию, Польшу и Румынию. Если Вы перечислили не все эти страны, перечислите их вновь. Пункт 5 касается также и Франции, ибо и она должна оказать соответствующее давление на Польшу и Румынию.

Телеграмма народного комиссара иностранных дел СССР M. M. Литвинова временному поверенному в делах СССР в Турции О. И. Никитниковой. 21 апреля 1939 г.

Скажите Сараджоглу, что его готовность поехать в Батуми мы весьма ценим и благодарим его, но предпочитаем отложить его визит до того момента, когда он сможет приехать в Москву. Тем временем для установления немедленного контакта мы решили направить в Анкару Потемкина, как об этом раньше просил Сараджоглу. 22 апреля Потемкин выезжает через Бухарест, Софию.

Из записи беседы народного комиссара иностранных дел СССР М. М. Литвинова с послом Турции в СССР 3. Апайдыном. 21 апреля 1939 г.

Апайдын пришел сказать мне, что информация, о которой я на днях его запрашивал, получена им лишь накануне. Она сводится к следующему. Числа 15-го английский посол предложил Турции союз против Италии на случай агрессии против независимости и интересов Турции и прямой или косвенной угрозы ей. Если Турция будет защищаться, то Англия поддержит ее всеми средствами, имеющимися в ее распоряжении. Равным образом Турция должна прийти на помощь Англии в случае, если она будет в войне с Италией.

Телеграмма временного поверенного в делах США в СССР А. Кэрка государственному секретарю США К. Хэллу. 22 апреля 1939 г.

Британское посольство в Москве заявляет, что переговоры с Литвиновым проходят удовлетворительно и что Советский Союз занял позицию исключительно широкого сотрудничества с Францией и Англией. Хотя точных подробностей о переговорах до сих пор нет, заявляют, что от идеи одностороннего советского заявления, содержавшейся в первоначальном британском предложении, отказались и что в настоящее время обсуждаются другие меры относительно возможного присоединения Советов к позиции, занятой Англией и Францией.

Телеграмма полномочного представителя СССР в Латвии И. С. Зотова в Народный комиссариат иностранных дел СССР. 22 апреля 1939 г.

Из Финляндии в Ригу приезжал военный атташе Рессинг. Он знакомился с латвийской армией и флотом. Был в Либаве, с офицерским составом вел переговоры, делая предложение о протекторате. Его мотивы: сохранить страну от разрушений, а также народ, но при условии немецкого протектора, в противном случае Латвия будет страдать за свою неумную политику.

Запись беседы народного комиссара иностранных дел СССР М. М. Литвинова с послом Польши в СССР В. Гжибовским. 22 апреля 1939 г.

Гжибовский, только что вернувшийся из Варшавы, пришел по поручению Бека сообщить мне «конфиденциально его взгляды по наиболее интересующим нас вопросам» и заявил следующее. 1. По радио 17 апреля передавали из Москвы четыре основных пункта внешней политики СССР (когда Гжибовский перечислил их, я ему указал, что это есть передача доклада т. Сталина на съезде {{* См. док. 177.}}). Эти пункты совпадают с польской политикой.

Письмо народного комиссара иностранных дел СССР M. M. Литвинова полномочному представителю СССР во Франции Я. 3. Сурицу. 23 апреля 1939 г.

От англичан пока никакого ответа на наше предложение {{** См. там же.}} не получено. Возможно, что опять выжидают очередную речь Гитлера 28-го, авось опять запахнет миром и можно будет вернуться на мюнхенские позиции. Такой рецидив у Чемберлена и Бонне я отнюдь не считаю исключенным.

Телеграмма народного комиссара иностранных дел СССР М. М. Литвинова полномочному представителю СССР во Франции Я. 3. Сурицу. 23 апреля 1939 г.

Все восемь пунктов наших предложений мы считаем органическими частями единого и неразрывного целого. Предложения в целом составляют минимум наших пожеланий. Хотели бы знать мнение французского и английского правительств по проекту в целом.

Телеграмма полномочного представителя СССР во Франции Я. 3. Сурица в Народный комиссариат иностранных дел СССР. 24 апреля 1939 г.

Данные о нашем предложении {{** См. док. 276.}} просачиваются главным образом через английскую печать. Французская бродит вокруг да около. Мандель через третье лицо (сам я с ним в эти дни не виделся) мне передал, что текст нашего предложения еще не доведен до сведения членов кабинета. Никто из министров, кроме Бонне и Даладье, проекта не видел. Остальным в самой общей форме лишь сказано, что речь идет о военном союзе. Одновременно о нашем проекте довольно хорошо осведомлены такие далеко стоящие от власти, но зато связанные с верхушкой Кэ д'Орсэ люди, как Леже и Оден. По их словам, верхушка Кэ д'Орсэ (имеются, по-видимому, в виду Леже и Номер {{*** Заведующий американским отделом МИД Франции.}}) настроена скептически, так как считает невероятным, чтобы Чемберлен решился пойти так далеко.

Из письма народного комиссара иностранных дел СССР M. M. Литвинова полномочному представителю СССР во Франции Я. 3. Сурицу. 25 апреля 1939 г.

Сообщаю, что от Англии Турция получила недавно предложение о заключении двустороннего пакта, по которому Англия пришла бы на помощь Турции в случае «прямой или косвенной угрозы ей» со стороны Италии, а Турция должна была бы выступить на стороне Англии, если бы та оказалась в состоянии войны с Италией. В дальнейшем это предложение было расширено в сторону распространения пакта также на агрессию со стороны Германии. Обращает на себя внимание формулировка предложения.

Телеграмма полномочного представителя СССР во Франции Я. 3. Сурица в Народный комиссариат иностранных дел СССР. 25 апреля 1939 г.

Ниже следует текст французского эд-мемуара: «Эд-мемуар, переданный 19 апреля Сурицем Бонне {{** Так в тексте, см. док. 278.}}, с большим интересом изучен французским правительством, оценившим все положительное значение предложений, которыми правительство СССР стремится объединить английские и французские предложения {{*** См. док. 276., 278.}}. Французское правительство также желает добиться скорейшей выработки текста, отвечающего главным заботам трех правительств и предусматривающего наиболее вероятные и близкие возможности, перед которыми эти правительства могут очутиться. Этим продиктованы нижеследующие замечания к предложению Советского правительства...

Телеграмма полномочного представителя СССР во Франции Я. 3. Сурица в Народный комиссариат иностранных дел СССР. 25 апреля 1939 г.

Передаю Вам присланный мне Бонне проект «соглашения трех». Как увидите, этот проект сильно отличается от того, что днем говорил Бонне, и от прежнего его же предложения {{*}}. «В случае, если бы Франция и Великобритания оказались в состоянии войны с Германией вследствие выполнения обязательств, которые они приняли бы с целью предупредить всякие насильственные изменения положения, существующего в Центральной или Восточной Европе, СССР оказал бы им немедленно помощь и поддержку. В случае, если бы вследствие помощи, оказанной Союзом ССР Франции и Великобритании в условиях, предусмотренных предыдущим параграфом, СССР оказался бы в свою очередь в состоянии войны с Германией, Франция и Великобритания оказали бы ему немедленно помощь и поддержку.

Телеграмма членов советской делегации в Иране А. В. Терентьева и Тюленева в Народный комиссариат иностранных дел СССР. 25 апреля 1939 г.

Вчера на приеме у Ааляма говорил с наследником {{* Мохаммед Реза Пехлеви.}}. Пригласив к себе меня и Тюленева, он демонстративно беседовал с нами 45 минут на виду нескольких сотен гостей, терпеливо ожидавших окончания нашего разговора, после чего с опозданием на час наследником был открыт бал. Это единственный в своем роде политический акт, не повторявшийся до сих пор в жизни дипкорпуса Тегерана, был чуть ли не единственной темой разговоров в течение всего вечера. До сих пор наследник никогда и ни с кем в беседах не касался политических тем, что позволяет нам сделать безошибочный вывод об инспирированности разговора шахом. Наследник в откровенной форме говорил об огромнейшем значении «великого Советского Союза» в деле развития и «спокойного существования Ирана, мирная политика которого следует по стопам своего соседа».

Телеграмма народного комиссара иностранных дел СССР M. M. Литвинова полномочному представителю СССР во Франции Я. 3. Сурицу. 26 апреля 1939 г.

В проекте говорится о статус-кво в Центральной или Восточной Европе. Уточнял ли Бонне, хотя бы на словах, о каких странах идет речь и исключается ли в этом случае из Восточной Европы Прибалтика? Формулировка проекта является издевательской, но все же сообщите.

Телеграмма заместителя народного комиссара иностранных дел СССР В. П. Потемкина в Народный комиссариат иностранных дел СССР, из Софии. 26 апреля 1939 г.

На границе в Болгарии нам была оказана внимательная встреча. Кьосеиванов прислал министерский вагон и представителя протокольной части, до отхода поезда нас возили осматривать Рущук. При встрече в Софии шеф протокола передал мне просьбу Кьосеиванова посетить его утром. Я поехал к нему, взяв с собой Прасолова. Вкратце резюмирую заявления, сделанные мне Кьосеивановым. Болгария более чем когда-либо угнетена сознанием своего одиночества. Это ощущение особенно усилилось после гибели Чехословакии. Болгарский народ опасается и своего порабощения немцами, ненавидящими славян. Фактически немцы уже овладевают Болгарией, Они закупают до 80% ее экспорта и вынуждают ее закупать на эту выручку немецкие товары и вооружение. Ни Англия, ни Франция, к которым много раз обращалась Болгария, до сих пор не помогали ей ничем...

Телеграмма временного поверенного в делах Германии в Великобритании Т. Кордта в министерство иностранных дел Германии. 26 апреля 1939 г.

Из надежного источника я получил информацию о том, что сегодня вечером или завтра утром британское правительство через своего посла в Москве даст Советскому правительству ответ на контрпредложения Советской России {{* См. док. 275.}}, о которых сообщалось в моей телеграмме. Ответ равнозначен отказу, хотя он облечен в форму замечаний к контрпредложениям Советской России. 1.В своей главной части нота содержит отклонение предложенного Советской Россией трехстороннего пакта по оказанию взаимной помощи между Англией, Францией и Советской Россией. Тем самым отпадают также и переговоры военных, которые должны последовать за пактом.

Телеграмма министра иностранных дел Германии И. Риббентропа послу Германии в Японии Э. Отту. 26 апреля 1939 г.

Уже длительное время между Берлином, Римом и Токио ведутся тайные переговоры о заключении оборонительного союза, которые по особым причинам и в соответствии с договоренностью между партнерами осуществляются вне обычных дипломатических путей. Летом 1938 г. генерал Осима, тогда еще военный атташе, сообщил, что, по мнению японских военных кругов, наступил момент для заключения общего оборонительного союза между Германией, Италией и Японией. Содержание союзного пакта, по его мнению, могло состоять в следующем:

Запись беседы вице-директора политического департамента министерства иностранных дел Польши М. Кобыляньского с послом Японии в Польше Ш. Сако. 27 апреля 1939 г.

Во время беседы, которую я имел 27 апреля с. г. с послом Японии в Варшаве, последний информировал меня о том, что японский императорский совет и правительство отклонили германское предложение об укреплении антикоминтерновского пакта 10 военным союзом, направленным прежде всего против Англии и Франции51; это предложение Германия выдвинула во время последних переговоров об усилении вышеназванного пакта. По словам посла, эту концепцию поддерживали послы Японии в Берлине и Риме вопреки мнению всех остальных дипломатических представителей Японии в Европе, а также военных кругов, которые высказывались за союз, направленный только против СССР. Для проверки аргументов, выдвигаемых послом Осима, в Берлин были направлены посланник Ито, а также представители флота и армии.

Телеграмма временного поверенного в делах СССР в Китае И. И. Северного в Народный комиссариат иностранных дел СССР. 27 апреля 1939 г.

Чжан Чун сказал сегодня, что Чан Кайши желает познакомиться со мною и просит сегодня же приехать к нему. Чжан Чун предупредил, что Чан Кайши будет интересоваться вопросами переговоров Советского Союза, Англии и Франции {{** См. док. 276., 292.}}. По этому вопросу Чан Кайши имеет следующую точку зрения: он считает, что постановка вопроса о мерах борьбы с агрессором в Европе должна сопутствовать и тесно увязываться с дальневосточными проблемами. Он видит общность интересов этих трех стран с Китаем, борющимся за свою независимость против агрессора на Востоке. Поэтому Чан Кайши просит меня довести до сведения Советского правительства, что китайское правительство просит Советский Союз включить в программу обсуждения вопроса о союзе трех стран также вопрос и о мерах борьбы против японской агрессии, с которой Китай около двух лет ведет борьбу. Чан Кайши со своей стороны сообщил Сунь Фо и Ян Цзе в Москву, а также послам Китая в Англии и Франции, чтобы они вошли с представлением в соответствующие правительства с изложением точки зрения китайского правительства.

Телеграмма народного комиссара иностранных дел СССР M. M. Литвинова полномочному представителю СССР во Франции Я. 3. Сурицу. 27 апреля 1939 г.

Сидс до сих пор ко мне не являлся и никакого ответа своего правительства не дает. Надо ли понимать, что проект соглашения трех, переданный Вам Бонне, согласован с Англией, которая, таким образом, снимает свои прежние предложения? Срочно сообщите, не запрашивая Бонне. Надеюсь, что Вы ознакомите Майского с французскими предложениями. Пусть он сегодня обязательно выезжает в Лондон.

Проект соглашения Франции, Великобритании и СССР, переданный министрам иностранных дел Франции Ж. Бонне полномочному представителю СССР во Франции Я. 3. Сурицу. 29 апреля 1939 г.

В случае если бы Франция и Великобритания оказались в состоянии войны с Германией в результате действий, предпринятых ими с целью предупредить всякое насильственное изменение положения, существующего в Центральной или Восточной Европе, СССР оказал бы им немедленно помощь и поддержку.

Телеграмма полномочного представителя СССР в Великобритании И. М. Майского в Народный комиссариат иностранных дел СССР.

Еще за несколько часов до моего возвращения (из Москвы) Галифакс пригласил меня к себе. Сегодня утром я имел с ним продолжительный разговор. В беседе были затронуты следующие вопросы: 1. Наши предложения. Ответа на них еще нет, и едва ли его можно ожидать раньше будущей недели. Причину задержки Галифакс объясняет тем, что британское правительство будто бы в последние дни слишком занято было вопросами конскрипции и не имело времени по-серьезному обсудить советские предложения. Галифакс, однако, находит их «очень логичными и хорошо скомпонованными», но опасается, что практическое осуществление предложений может натолкнуться на известные трудности, главным образом со стороны Польши и Румынии.

Телеграмма заместителя народного комиссара иностранных дел СССР В. П. Потемкина в Народный комиссариат иностранных дел СССР, из Анкары.

Телеграмма заместителя народного комиссара иностранных дел СССР В. П. Потемкина в Народный комиссариат иностранных дел СССР, из Анкары

30 апреля 1939 г.

Сообщаю пояснения, данные нам Менеменджиоглу по поручению Сараджоглу по некоторым пунктам турецких предложений от 25 апреля:

Телеграмма заместителя народного комиссара иностранных дел СССР В. П. Потемкина в Народный комиссариат иностранных дел СССР, из Анкары.

Телеграмма заместителя народного комиссара иностранных дел СССР В. П. Потемкина в Народный комиссариат иностранных дел СССР, из Анкары

Вне очереди 1 мая 1939 г.

Передаю содержание второго документа — письма Сараджоглу от 25 апреля английскому послу. Сараджоглу резюмирует итоги предшествующих англо-турецких переговоров и переписку, отмечая, что это резюме им доложено совету министров и вытекает из письма английского посла от 20 апреля. Резюме содержит шесть пунктов:

Письмо А. Мельника министру иностранных дел Германии И. Риббентропу о возможности создания на данном историческом этапе самостоятельного украинского государства и необходимости поддержки со стороны Германии. 2 мая 1939 г.

После распада украинского государства в 1918-1920 гг. стремления украинской нации к достижению своего наивысшего идеала не прекращались ни на минуту. Это — государственная независимость во всех этнографических областях, которые двадцать лет назад были оккупированы Россией, Польшей, Румынией и Чехословакией с помощью вооруженной силы и против воли украинцев. *Стремление украинцев к независимости* продолжается посредством внутриполитической деятельности, внешнеполитической пропаганды и всеобъемлющей подготовки народа к возвращению государственной самостоятельности...

Tags:

Запись беседы германского журналиста с советником бюро министра иностранных дел Германии П. Клейстом.

Имел продолжительную беседу с доктором Клейстом, ближайшим сотрудником Риббентропа. Клейст нарисовал следующую картину политического положения. По собственным словам Гитлера, сказанным им несколько дней тому назад Риббентропу, Германия переживает в настоящий момент этап своего абсолютного военного закрепления на Востоке, которое должно быть достигнуто с помощью жестоких средств и невзирая на идеологические оговорки. За беспощадным очищением Востока последует «западный этап», который закончится поражением Франции и Англии, достигаемым политическим или военным путем. Лишь после этого станет возможным великое и решающее столкновение с Советским Союзом и будет осуществим разгром Советов.

Указ Президиума Верховного Совета СССР «О назначении тов. Молотова В. М. народным комиссаром иностранных дел СССР».

Указ Президиума Верховного Совета СССР «О назначении тов. Молотова В. М. народным комиссаром иностранных дел СССР»

3 мая 1939 г.

Назначить Председателя Совета Народных Комиссаров СССР тов. Молотова Вячеслава Михайловича по совместительству народным комиссаром иностранных дел СССР.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР
М. Калинин

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР
А. Горкин

Запись беседы народного комиссара иностранных дел СССР М. М. Литвинова с послом Великобритании в СССР У. Сидсом. 3 мая 1939 г.

Сидс пришел сказать, что получил от Галифакса поручение еще пару дней тому назад, но не считал это дело достаточно важным, чтобы «тревожить меня в праздничные дни». Поручение состоит в том, чтобы заверить нас, в порядке вежливости, что британское правительство изучает наше предложение и ответ задерживается лишь вследствие занятости правительства вопросом конскрипции и другими...

Телеграмма полномочного представителя СССР в Велико британии И. М. Майского в Народный комиссариат иностранных дел СССР.

Подытоживая всю информацию, почерпнутую из печати, встреч и разговоров с различными лицами (Галифакс, Хор-Белиша, Бивербрук, Черчилль, Идеи, Гринвуд, Ллойд Джордж и другие) после моего возвращения из Москвы, могу констатировать следующее: 1. Настроение широких кругов населения везде, за исключением части Шотландии, резко антигерманское. Речь Гитлера не произвела здесь большого впечатления, несмотря на то что некоторые газеты (в частности, газеты Бивербрука) на следующий день после ее произнесения заговорили о возможности каких-то новых переговоров с Германией.

Письмо вице-директора политического департамента министерства иностранных дел Польши Т. Кобыляньского послу Польши в Румынии Р. Рачиньскому.

Письмо вице-директора политического департамента министерства иностранных дел Польши Т. Кобыляньского послу Польши в Румынии Р. Рачиньскому

4 мая 1939 г.

В связи с последней поездкой министра Гафенку наши представительства прислали нам следующие сообщения о результатах проведенных им бесед и встреч.

Телеграмма советского военного разведчика в Японии Р. Зорге в Генеральный штаб РККА.

Как выяснил немецкий посол Отт в японском генеральном штабе, затруднения в самом японском правительстве в связи с переговорами о заключении японо-германо-итальянского союза 51 подтверждаются тем, что Арита и морские круги выдвинули свой план о заключении союза, обеспечивающего достаточную безопасность и гарантии, которые включаются на тот случай, если союз будет приведен в действие против Англии или Америки.

Телеграмма полномочного представителя СССР в Швеции А. М. Коллонтай в Народный комиссариат иностранных дел СССР.

Германия 2 мая дала финнам и шведам согласие на укрепление южных островов Аланда. Две оговорки: непременная предпосылка сохранения строгого нейтралитета шведов, финнов при военных осложнениях в сфере Балтийского моря; вторая оговорка — Германия не признает передачу пересмотра конвенции в Совет Лиги...

Телеграмма полномочного представителя СССР во Франции Я. 3. Сурица в Народный комиссариат иностранных дел СССР.

Телеграмма полномочного представителя СССР во Франции Я. 3. Сурица в Народный комиссариат иностранных дел СССР

6 мая 1939 г.

Я получил подтверждение, что Англия до сих пор противится заключению тройственного соглашения с нами 107.

Записка советника посольства Германии в Польше Р. Шелии для разведки одной из западных держав.

За последние дни в Варшаву прибыли: 1) ближайший сотрудник Риббентропа Клейст с заданием определить настроение в Польше; 2) германский военно-воздушный атташе в Варшаве полковник Герстенберг, возвратившийся из информационной поездки в Берлин; 3) германский посол в Варшаве фон Мольтке, который по указанию Гитлера был задержан почти на целый месяц в Берлине и в настоящее время, не получив директив о дальнейшей политике в отношении Польши, вновь занял свой пост. Сообщения Клейста и Герстенберга о нынешних планах Германии были идентичными. Мольтке в ответ на заданный ему вопрос заявил, что он также слышал в Берлине об отдельных частях этих планов.

Телеграмма временного поверенного в делах СССР в Италии Л. Б. Гельфанда народному комиссару иностранных дел СССР В. М. Молотову.

В соответствии с Вашими указаниями во время сегодняшней встречи с Чиано поставил снова вопрос о выпуске Франко всех моряков, в том числе и обещанных им немцам семерых с «Комсомола». Чиано здесь же отдал распоряжение телеграфно предложить итальянскому послу пойти лично к Франко, добиваться выпуска всех 102 моряков и срочно сообщить о результатах. Чиано заверял меня, что итальянское правительство делает в этом вопросе все, что в его силах. Мы перешли потом к общеполитическим проблемам:

Памятная записка, врученная послом Великобритании в СССР У. Сидсом народному комиссару иностранных дел СССР В. М. Молотову .

Памятная записка, врученная послом Великобритании в СССР У. Сидсом народному комиссару иностранных дел СССР В. М. Молотову

{{* Печатается по русскому переводу памятной' записки, врученному вместе с английским текстом.}}

8 мая 1939 г.

Запись беседы народного комиссара иностранных дел СССР В. М. Молотова с послом Польши в СССР В. Гжибовским.

Спросив г-на Гжибовского, знаком, ли он с предложениями, которые Советское правительство сделало Англии и Франции в связи с теперешним международным положением , я сказал о том, что до нас доходят сведения, что будто бы польское правительство относится отрицательно к этим предложениям. В связи с этим я предложил Гжибовскому ознакомиться с точным текстом этих предложений СССР и сказать, что в них плохого для Польши и правда ли, что Польша является одним из главных противников этих предложений. Гжибовский прочитал переданный мною текст предложений (восемь пунктов и вводную часть к ним).

Запись беседы народного комиссара иностранных дел СССР В. М. Молотова с послом Великобритании в СССР У. Сидсом.

Посол начал беседу с вопроса, означает ли уход Литвинова с поста народного комиссара иностранных дел какое-либо изменение во внешней политике Советского Союза. Я ответил, что позиция Советского правительства, изложенная в его предложениях из восьми пунктов, переданных как английскому, так и французскому правительствам, остается без изменений. В ходе беседы я в дальнейшем пояснил, что изложенная в восьми пунктах позиция Советского правительства по вопросам международного положения остается неизменной, поскольку не произойдет каких-либо изменений в международной обстановке и в позиции других держав.

Сообщение ТАСС.

По полученным из Лондона сведениям, агентство Рейтер сообщило по радио, что английский ответ на предложение СССР содержит следующие основные контрпредложения: во-первых, Советский Союз должен дать гарантию в отдельности каждому государству, граничащему с ним, и, во-вторых, Англия обязуется оказать помощь СССР, если последний вступит в войну в результате выполнения взятых на себя гарантий.

Tags:

Запись беседы народного комиссара иностранных дел СССР В. М. Молотова с посланником Литвы в СССР Л. Наткявичюсом. 10 мая 1939 г.

Литовский посланник Наткявичюс пришел представиться по случаю назначения в Москву. В беседе посланник сказал, что взаимоотношения с Польшей несколько улучшаются, хотя между Литвой и Польшей граница еще не установлена и пакта о ненападении еще не заключено. В отношении Германии посланник ответил большой нажим по экономической линии, особенно после захвата Клайпеды.

Из телеграммы посла США во Франции У. Буллита государственному секретарю США К. Хэллу.

Как Бонне, так и британский посол оптимистично настроены в отношении будущего.. Оба они считают, что включение Советского Союза, Турции, Румынии и Польши в фронт против германской агрессии, наряду с возрастающей военной мощью Англии и Франции и при растущих экономических и финансовых трудностях в Германии и Италии, в следующие два месяца с очевидностью покажет, что соотношение сил определенно не в пользу Германии и Италии.

Письмо полномочного представителя СССР в Великобритании И. М. Майского народному комиссару иностранных дел СССР В. М. Молотову.

Многоуважаемый Вячеслав Михайлович, 1. Несомненно, самым характерным явлением последних 10 — 12 дней (уже после моего возвращения из Москвы) нужно считать известное оживление в лагере сторонников мюнхенской политики. Формальным поводом для этого оживления была речь Гитлера от 28 апреля, но действительные причины нынешнего рецидива «умиротворения» лежат значительно глубже. Мне уже не раз приходилось указывать на то, что «душа души» Чемберлена в области внешней политики

Письмо советника посольства Германии в Великобритании Э. Зельцама заведующему отделом экономической политики министерства иностранных дел Германии Э. Вилю.

Письмо советника посольства Германии в Великобритании Э. Зельцама заведующему отделом экономической политики министерства иностранных дел Германии Э. Вилю

11 мая 1939 г.

Хотел бы Вам сообщить, что г. Генри Друммонд-Вольф {{* Деятель английской консервативной партии, член парламента.}} снова выехал в Берлин. И на этот раз поездка носит исключительно частный характер. Однако она совершается с ведома ближайших, экономических советников премьер-министра. Друммонд-Вольф намерен посетить Вас.

Запись беседы народного комиссара иностранных дел СССР В. М. Молотова с временным поверенным, в делах Франции в СССР Ж. Пайяром.

1.После взаимных приветствий Пайяр заявил, что он пришел не для того, чтобы вести переговоры. Переговоры ведутся в Париже. Его визит носит информационный характер и может быть полезным в том отношении, что он помешает возникновению каких-либо недоразумений.

Запись беседы народного комиссара иностранных дел CCCР В. М. Молотова с послом Польши в СССР В. Гжибовским.

Я принял посла по его просьбе. Гжибовский начал разговор извинений, что неточно информировал меня в предыдущей беседе о позиции польского правительства в отношении сделанных с стороны Советского правительства предложений Англии и Франции. Высказывая в прошлый раз свое в общем положительно отношение к этим предложениям, он неточно изложил позицию польского правительства. Посол прочитал по записке инструкции полученные им из Варшавы.

Выписка из еженедельного отчета № 19 Национального отделения МВД Польши «О деятельности ОУН за 7—13 мая 1939 г.» о финансировании немецким правительством диверсионной деятельности ОУН. 13 мая 1939 г.

Германофильская ориентация среди украинских националистов в последнее время особенно возросла и ясно акцентируется наружу. В этом направлении ОУН очень результативно воздействует на украинское общество, уверяя в поддержке Гитлером укр. движения и о своем влиянии в официальных немецких кругах. Правительство Рейха в последнее время должно было двукратно увеличить дотации для ОУН. Деньги должны быть предназначены на развитие более широкой переворотной деятельности с саботажно-диверсионным характером на территории Вост[очной] части Малой Польши и Волыни - эта акция рассчитана на подрыв Поль[ского] государства изнутри.

Tags:

Телеграмма народного комиссара иностранных дел СССР В. М. Молотова полномочному представителю СССР в Германии А. Ф. Мерекалову и временному поверенному в делах СССР в Италии Л.Б. Гельфанду. 14 мая 1939 г.

Сегодня английскому послу Сидсу передан ответ Советского правительства. Наш ответ отклоняет предложения английского правительства от 8 мая, в которых нам предлагалось путем односторонней декларации гарантировать нашу помощь Англии и Франции в случае их войны с Германией из-за Польши и Румынии, но не давалось никакой гарантии самому СССР в случае нападения на него со стороны агрессоров.

Памятная записка, врученная народным комиссаром иностранных дел СССР В. М. Молотовым послу Великобритании в СССР У. Сидсу.

Памятная записка, врученная народным комиссаром иностранных дел СССР В. М. Молотовым послу Великобритании в СССР У. Сидсу

14 мая 1939 г.

Советское правительство внимательно рассмотрело последние предложения великобританского правительства, врученные Советскому правительству 8 мая {{* См. док. 327.}}, и пришло к заключению, что они не могут послужить основой для организации фронта сопротивления миролюбивых государств против дальнейшего развертывания агрессии в Европе.

Телеграмма министра иностранных дел Германии И. Риббентропа послу Германии в Японии Э. Отту. 15 мая 1939 г.

На этих днях по согласованию с итальянским правительством я в следующем смысле информировал посла Осима о позиции Италии и Германии: 1. Германское и итальянское правительства намерены без ка ких-либо изменений продолжать свою прежнюю политическую линию в отношении Японии. 2. Оба правительства пришли к решению подписать двусторонний союзнический пакт 110 еще в течение этого месяца, поскольку они считают целесообразным без промедления ответить соответствующей акцией на политическую активность западных держав, развернутую в пропагандистских целях.

Запись беседы сотрудника данцигского сената с президентом сената А. Грайзером.

Запись беседы сотрудника данцигского сената с президентом сената А. Грайзером

15 мая 1939 г.

15 мая 1939 г. я беседовал с президентом Грайзером, который сказал следующее.

Телеграмма полномочного представителя СССР в Великобритании И. М. Майского в Народный комиссариат иностранных дел СССР.

Сегодня Бивербрук мне говорил, что если Советское правительство отвергнет английскую формулу и будет настаивать на сущности своих предложений, то британское правительство в конце концов вынуждено будет пойти ему далеко навстречу, ибо самые широкие круги общественного мнения в Англии сейчас стоят за блок с СССР. Кроме того, Англия находится в очень трудном положении: она приняла на себя тяжелые обязательства в отношении Польши и Румынии, которые не может надлежащим образом выполнить без активного содействия СССР.

Запись беседы временного поверенного в делах СССР в Германии Г. А. Астахова с заведующим восточноевропейской референтурой отдела экономической политики министерства иностранных дел Германии Ю. Шнурре. 15 мая 1939 г.

Я в аусамте у Шнурре (референт экономического отдела по Восточной Европе), Сообщаю ему о нашем намерении реорганизовать торгпредство в Праге в отделение берлинского торгпредства при сохранении за ним всех прав, предусмотренных торговым соглашением 1935 г. между СССР и Чехословакией, поскольку постановление рейха от 22 марта с. г. признало действенность экономических соглашений, заключенных правительством Чехословацкой Республики с другими странами.

Страницы