Поиск по документам XX века

Loading

Франция

Проект англо-франко-советского соглашения, врученный народному комиссару иностранных дел СССР В. М. Молотову послами Великобритании и Франции в СССР У. Сидсом и П. Наджиаром. 8 июля 1939 г.

Правительства Соединенного Королевства, Франции и СССР, считая, что любое действие, направленное против независимости или нейтралитета одного из европейских государств, затрагивает мир и безопасность Европы в целом, твердо придерживаясь уважения и сохранения этой независимости и нейтралитета и желая сделать более эффективными принятые Лигой наций принципы взаимопомощи против агрессии, пришли к следующему соглашению:

Телеграмма посла Франции в СССР П. Наджиара министру иностранных дел Франции Ж. Бонне. 4 июля 1939 г.

3 июля в 4 часа комиссар по иностранным делам вручил нам новый проект статьи 1 , секретного протокола и статьи 3. Я передаю вам его текст, который, за исключением одного или двух моментов, требующих изучения, существенно не отличается от нашего, конечно, за исключением того, что касается Голландии, Швейцарии и Люксембурга. По этому пункту официальный ответ Советского правительства подтверждает все, что нам сказал Молотов во время беседы 1 июля.

Документы, врученные народным комиссаром иностранных дел СССР В. М. Молотовым послам Великобритании и Франции в СССР У. Сидсу и П. Наджиару. 3 июля 1939 г.

Соединенное Королевство, Франция и СССР обязуются оказывать друг другу взаимно всяческую немедленную и эффективную помощь, если одна из этих трех держав будет вовлечена в военный конфликт с каким-нибудь европейским государством в результате либо агрессии, направленной этим государством против одной из трех держав, либо агрессии, прямой или косвенной, направленной этим государством против какой-либо европейской страны, независимость или нейтралитет которой одна из трех заинтересованных держав признает для себя обязательным защищать против такой агрессии. Помощь, предусмотренная настоящей статьей, будет оказываться в соответствии с принципами Лиги наций, но без того, чтобы необходимо было следовать процедуре Лиги или ожидать, когда Лига начнет действовать.

Телеграмма посла Франции в СССР П. Наджиара министру иностранных дел Франции Ж. Бонне. 1 июля 1939 г.

Из нашей беседы 1 июля и из обсуждения вопросов в Советском правительстве вытекает следующее: 1. Проект статьи 1 не вызывает возражений по существу {{* См. док. 453.}}.Но комиссар по иностранным делам считает, что она должна быть дополнена списком. Он замечает, что фраза об агрессии против другого европейского государства создала бы для договаривающихся сторон настолько широкие обязательства, что нельзя обойтись без уточнения области их распространения путем выработки списка.

Телеграмма посла Франции в СССР П. Наджиара министру иностранных дел Франции Ж. Бонне. 28 июня 1939 г.

28-го числа мой китайский коллега говорил со мной о франко-англо-русских переговорах, имея в виду подчеркнуть интерес, с которым его правительство следит за ходом переговоров, столь важных для поддержания мира и сопротивления агрессии. Несколько дней назад у него была возможность говорить на эту тему с Молотовым. Последний сказал ему, что позиция СССР очень проста: он хочет ясных и четких обязательств, не оставляющих места двусмысленности, когда пойдет речь об оказании взаимной помощи в случае прямой или косвенной агрессии.

Телеграмма военного атташе Франции в СССР генерала О. Паласа министру национальной обороны Франции Э. Даладье. 26 июня 1939 г.

В ходе бесед о заключении трехстороннего пакта между Англией, Францией и СССР Молотов заявил, что Советское правительство произвело подсчет военных усилий, которые вытекали бы для него на его западных границах из предполагаемых обязательств. Он считает, что потребовалось бы 100 дивизий Красной Армии. Я полагаю, что, хотя не было дано уточнений, речь идет о 100 пехотных дивизиях. В таком случае, если учесть минимальное количество личного состава, необходимого для укомплектования этих пехотных дивизий и их усиления крупными подразделениями кавалерии и танков, а также военно-воздушными формированиями, можно понять значимость усилий, которые предусматриваются Советским правительством.

Франко-турецкая декларация 1939 года, 23 июня

Франко-турецкая декларация 1939 года о взаимопомощи - подписана в Париже 23. VI. По содержанию совпадала с англо-турецкой декларацией 1939 года. Переговоры как с Францией, так и с Англией Турция вела одновременно, но подписание Франко-турецкой декларации было отложено турецким правительством впредь до окончательного урегулирования вопроса об Александреттском санджаке. Заинтересованное в сближении с Турцией и испытывая давление английской дипломатии, французское правительство в конце концов согласилось на включение Александреттского санджака (турецкое наименование - Хатай) в состав Турции.

Телеграмма посла Франции в СССР П. Наджиара министру иностранных дел Франции Ж. Бонне. 22 июня 1939 г.

21-го числа в пять часов вместе с моим английским коллегой я предпринял демарш перед Молотовым, предписанный Вашей телеграммой № 242. Не имея... от департамента текстов для вручения Советскому правительству, я должен был ссылаться на тексты, полученные послом Англии из Лондона. Из изложенного нам Молотовым вытекает, что наша новая формула статьи 1 {{*См. док. 419.}}, по его мнению, не решает трудности.

Телеграмма посла Франции в СССР П. Наджиара министру иностранных дел Франции Ж. Бонне. 22 июня 1939 г.

Ссылаюсь на ваши инструкции от 20 июня. Поскольку переданный 21-го английский меморандум, направленный на установление равновесия относительно Балтийских стран и Швейцарии и Голландии, вызвал реакцию, о которой я сообщал в телеграмме № 528 — 533, важно, чтобы я знал, как французское правительство рассматривает эту проблему.

В Народном комиссариате иностранных дел СССР. 17 июня 1939 г.

16 июня В. М. Молотовым были вновь приняты английский посол г-н Сидс, французский посол г-н Наджиар и директор Центрального департамента министерства иностранных дел Великобритании г-н Стрэнг. Беседа длилась около часа. Известия. 1939. 17 июня. Здесь печатается по кн.: Год кризиса. 1938-1939. Документы и материалы в двух томах. Составитель МИД СССР. 1990. Документ № 411.

Телеграмма посла Франции в СССР П. Наджиара министру иностранных дел Франции Ж. Бонне. 16 июня 1939 г.

Вручая нам 16-го числа в 4 часа памятку (ее содержание передано мною в предыдущих телеграммах), Молотов особенно настаивал на том факте, что вопрос о гарантиях для Балтийских стран по-прежнему рассматривается СССР как фундаментальный и что, по его мнению, он должен быть урегулирован таким же эффективным образом, как и для пяти других стран, уже получивших гарантии двух западных правительств, как это предусмотрено в советском проекте от 2 июня.

Телеграмма посла Франции в СССР П. Наджиара министру иностранных дел Франции Ж. Бонне. 15 июня 1939 г.

Мой английский коллега Стрэнг и я имели 15 числа в 17 часов в течение двух с половиной часов беседу с Молотовым, которому переводил Потемкин. В согласии со Стрэнгом и со мной посол Великобритании предпочел зачитать Молотову по абзацам следующие различные части из имеющегося у вас английского меморандума: 1 — пункты, по которым есть согласие, 2 — Балтийские страны, 3 — вопрос о статье 5 советского проекта (перемирие и мир), 4 — вопросы статей 2 и 6 того же проекта (одновременное вступление в силу политического договора и военной конвенции).

Письмо начальника генерального штаба французской армии М. Гамелена министру национальной обороны Франции Э. Даладье. 15 апреля 1939 г.

На Вашу сопроводительную № 357/DN от 12 апреля 1939, с которой мне передано для ознакомления письмо № 1282 министра иностранных дел и записка № 553 Леона Ноэля, имею честь доложить Вам, что я не считаю, что нужно направлять в Польшу французскую военную технику, в частности легкие танки. В настоящий момент мы срочно нуждаемся во всей продукции наших заводов для сухопутных и военно-воздушных сил.

Страницы

Подписка на Франция