Поиск по документам XX века

Loading

Бонне Ж.Э.

Бонне (Bonnet) Жорж Этьен (1889-1973) - французский государственный и политический деятель, лидер Радикально-социалистической партии, в июле 1933 г. - председатель французской делегации на МЭК в Лондоне, в 1937 г. - министр иностранных дел Франции.

Телеграмма посла Франции в СССР П. Наджиара министру иностранных дел Франции Ж. Бонне. 31 июля 1939 г.

Предложения Хадсона («соглашение между основными европейскими державами по извлечению пользы из районов мира, представляющих интерес для предприимчивых народов») были в Германии отклонены. Нужно было совершенно не знать доктрину, которой пронизана вся жизнь Гитлера, чтобы полагать, что он будет прельщен предложением, которое в его глазах является проявлением моральной слабости и менталитета деловых людей, которых он презирает.

Телеграмма посла Франции в СССР П. Наджиара министру иностранных дел Франции Ж. Бонне. 27 июля 1939 г.

В ходе беседы 27-го числа мы довели до сведения Молотова принятое нашими двумя правительствами решение в короткий срок направить в Москву военные делегации с целью ведения переговоров по технической части соглашения. Комиссар по иностранным делам выразил удовлетворение и согласие. Он сказал нам, что лорд Галифакс уже сообщил Майскому о своем решении в этом же духе и указал последнему на срок от 8 до 10 дней. Молотов спросил, собирается ли французское правительство также направить своего эксперта в этот промежуток времени.

Телеграмма посла Франции в СССР П. Наджиара министру иностранных дел Франции Ж. Бонне. 27 июля 1939 г.

Согласие Великобритании допустить отнесение к общей политике локального инцидента в Тяньцзине, посредством которого она признает фактически сложившуюся ситуацию в Китае в пользу Японии, здесь пока еще никак не комментируется в прессе.

Телеграмма посла Франции в СССР П. Наджиара министру иностранных дел Франции Ж. Бонне. 24 июля 1939 г.

Мы сочли необходимым подчеркнуть соображения чисто практического и психологического характера, по которым наши два правительства, желая, как и сам СССР, превратить обсуждаемый договор в эффективный и конкретный инструмент, предпочли бы сохранить наш текст статьи 6. Однако озабоченные тем, чтобы еще более полно обозначить единство их взглядов и намерений по этому пункту с Советским правительством, наши два правительства решились принять русскую редакцию рассматриваемой статьи.

Телеграмма министра иностранных дел Франции Ж. Бонне послу Франции в Великобритании Ш. Корбену. 24 июля 1939 г.

Я передал вам телеграммы № 744—751, в которых Наджиар приводит отчет о своей вчерашней беседе с Молотовым. Из этой встречи вытекает более благоприятное впечатление о намерениях советских руководителей. Из отчета Наджиара следует, что именно Молотов по поручению своего правительства выступил инициатором предложения незамедлительно начать военные переговоры. Настойчивость, с которой народный комиссар подчеркнул срочность и необходимость этих переговоров, совпадает со взглядами, которые я Вам неоднократно излагал. Уже в моей телеграмме № 1442 указывалось, что французское правительство готово не откладывая начать военные переговоры и незамедлительно направить в Москву высокого военного представителя.

Телеграмма министра иностранных дел Франции Ж. Бонне послу Франции в Великобритании Ш. Корбену. 19 июля 1939 г.

Сегодня британское правительство своими колебаниями накануне решающей фазы переговоров рискует подорвать не только судьбу соглашения, но и саму консолидацию нашей дипломатической и стратегической позиции в Центральной Европе. Последствия провала, вызванного чрезмерно категоричной позицией в последний момент, были бы таковы, что французское правительство не может испытывать колебания в необходимости в самом срочном порядке обратить на них внимание английского правительства, с тем чтобы оно взвесило всю ответственность, которую мы взяли бы на себя, подвергаясь риску разрыва или длительной приостановки переговоров.

Письмо министра иностранных дел Франции Ж. Бонне министру иностранных дел Великобритании Э. Галифаксу. 19 июля 1939 г.

Я хочу направить Вам этот личный призыв, с тем чтобы просить Вас вновь изучить формулы, переданные Вам Корбеном по статье 1 проекта англо-франко-советского соглашения. Я не забываю очень важные уступки, которые наши два правительства уже сделали правительству СССР. Но мы вступаем в решающий момент, когда, как нам кажется, нельзя ничем пренебрегать, чтобы достичь успеха. Не следует скрывать губительные последствия не только для наших двух стран, но и для сохранения мира, которые повлечет за собой провал ведущихся переговоров. Я даже опасаюсь, как бы это не стало сигналом для акции Германии в отношении Данцига.

Телеграмма посла Франции в СССР П. Наджиара министру иностранных дел Франции Ж. Бонне. 18 июля 1939 г.

Я и мой английский коллега действовали в строгом соответствии с Вашими инструкциями, переданными в посольство Вашей телеграммой № 449—452. 1. По статье 1 (определение агрессии против третьих стран) Молотов принял к сведению обстоятельные разъяснения, которые мой коллега изложил по поручению своего правительства, чтобы отклонить текст, предложенный правительством СССР в ходе беседы 9-го числа (моя телеграмма № 664—665)

Письмо министра иностранных дел Германии И. Риббентропа министру иностранных дел Франции Ж. Бонне. 13 июля 1939 г.

1 июля Вы передали графу Вельчеку предназначенное лично для меня письмо, содержание которого обязывает также и меня ясно и недвусмысленно изложить Вашему Высокопревосходительству позицию германского правительства в области германо-французских отношений в целом и в вопросе о Данциге в частности.

Телеграмма посла Франции в СССР П. Наджиара министру иностранных дел Франции Ж. Бонне. 10 июля 1939 г.

Из наших бесед с Молотовым 9-го числа с 18 до 21 часа вытекает следующее: 1. По вопросу о третьих западных странах так же как и по вопросу об определении косвенной агрессии против третьих стран, комиссар предложил нам новую редакцию проекта дополнительного письма, которой он хочет удовлетворить нас, не меняя своей принципиальной позиции {{*}}. Ее текст я вам телеграфирую отдельно.

Телеграмма посла Франции в СССР П. Наджиара министру иностранных дел Франции Ж. Бонне. 4 июля 1939 г.

3 июля в 4 часа комиссар по иностранным делам вручил нам новый проект статьи 1 , секретного протокола и статьи 3. Я передаю вам его текст, который, за исключением одного или двух моментов, требующих изучения, существенно не отличается от нашего, конечно, за исключением того, что касается Голландии, Швейцарии и Люксембурга. По этому пункту официальный ответ Советского правительства подтверждает все, что нам сказал Молотов во время беседы 1 июля.

Телеграмма посла Франции в СССР П. Наджиара министру иностранных дел Франции Ж. Бонне. 1 июля 1939 г.

Из нашей беседы 1 июля и из обсуждения вопросов в Советском правительстве вытекает следующее: 1. Проект статьи 1 не вызывает возражений по существу {{* См. док. 453.}}.Но комиссар по иностранным делам считает, что она должна быть дополнена списком. Он замечает, что фраза об агрессии против другого европейского государства создала бы для договаривающихся сторон настолько широкие обязательства, что нельзя обойтись без уточнения области их распространения путем выработки списка.

Телеграмма посла Франции в Москве П. Наджиара министру иностранных дел Франции Ж. Бонне. 29 июня 1939 г.

В ходе беседы, о которой я вам дал отчет под № 572, румынский посланник сказал мне, что, по его сведениям, проводимая Францией и Англией политика противодействия агрессии, к сожалению, не рассматривается германскими и итальянскими руководителями как окончательная. Они по-прежнему считают, что в решающий момент правительства Парижа и Лондона вернутся к политике сентября прошлого года. Именно в этом духе они интерпретируют успокаивающие речи английских министров, произнесенные в июне месяце, отмечают события в Тяньцзине и ход англо-франко-советских переговоров.

Телеграмма посла Франции в СССР П. Наджиара министру иностранных дел Франции Ж. Бонне. 28 июня 1939 г.

28-го числа мой китайский коллега говорил со мной о франко-англо-русских переговорах, имея в виду подчеркнуть интерес, с которым его правительство следит за ходом переговоров, столь важных для поддержания мира и сопротивления агрессии. Несколько дней назад у него была возможность говорить на эту тему с Молотовым. Последний сказал ему, что позиция СССР очень проста: он хочет ясных и четких обязательств, не оставляющих места двусмысленности, когда пойдет речь об оказании взаимной помощи в случае прямой или косвенной агрессии.

Телеграмма посла Франции в СССР П. Наджиара министру иностранных дел Франции Ж. Бонне. 22 июня 1939 г.

Официальный ответ Советского правительства, переданный Молотовым двум послам 22 июня в 17 часов, подтверждает содержание беседы от 21 июня, отчет о которой вам передан в моих телеграммах № 528—533. Из врученной им ноты, так же как и из его комментариев, следует, что новая редакция первой статьи неприемлема, так как, по его мнению, в ней не учитывается, что для Советского Союза необходимо, чтобы в тексте было четко и совершенно ясно сказано о гарантии, предоставленной тремя договаривающимися сторонами странам, получающим ее, и прямо указать эти восемь стран (включая Балтийские государства).

Страницы

Подписка на Бонне Ж.Э.