Поиск по документам XX века

Loading

МИД СССР

В настоящей подшивке собраны документы за период с октября 1917 по август 1991 года. Иными словами, это сборник исторических источников по державной внешней политике России за весь советский период. И ничего страшного нет в том, что в 1917 году еще не существовало взятого в заглавие слова СССР, а МИД большую часть времени назывался НКИД. Не в названии суть дела, а в проводимой на международной арене политике. Она отличалась от всего того, что было до 1917-го и началось после 1991-го, радикально отличалась. Потому и взята (политика, отразившаяся в этих документах) отдельной темой.

Далее читайте документы:

Запись беседы народного комиссара иностранных дел СССР М. М. Литвинова с послом Великобритании в СССР У. Сидсом. 3 мая 1939 г.

Сидс пришел сказать, что получил от Галифакса поручение еще пару дней тому назад, но не считал это дело достаточно важным, чтобы «тревожить меня в праздничные дни». Поручение состоит в том, чтобы заверить нас, в порядке вежливости, что британское правительство изучает наше предложение и ответ задерживается лишь вследствие занятости правительства вопросом конскрипции и другими...

Телеграмма заместителя народного комиссара иностранных дел СССР В. П. Потемкина в Народный комиссариат иностранных дел СССР, из Анкары.

Телеграмма заместителя народного комиссара иностранных дел СССР В. П. Потемкина в Народный комиссариат иностранных дел СССР, из Анкары

Вне очереди 1 мая 1939 г.

Передаю содержание второго документа — письма Сараджоглу от 25 апреля английскому послу. Сараджоглу резюмирует итоги предшествующих англо-турецких переговоров и переписку, отмечая, что это резюме им доложено совету министров и вытекает из письма английского посла от 20 апреля. Резюме содержит шесть пунктов:

Телеграмма заместителя народного комиссара иностранных дел СССР В. П. Потемкина в Народный комиссариат иностранных дел СССР, из Анкары.

Телеграмма заместителя народного комиссара иностранных дел СССР В. П. Потемкина в Народный комиссариат иностранных дел СССР, из Анкары

30 апреля 1939 г.

Сообщаю пояснения, данные нам Менеменджиоглу по поручению Сараджоглу по некоторым пунктам турецких предложений от 25 апреля:

Телеграмма полномочного представителя СССР в Великобритании И. М. Майского в Народный комиссариат иностранных дел СССР.

Еще за несколько часов до моего возвращения (из Москвы) Галифакс пригласил меня к себе. Сегодня утром я имел с ним продолжительный разговор. В беседе были затронуты следующие вопросы: 1. Наши предложения. Ответа на них еще нет, и едва ли его можно ожидать раньше будущей недели. Причину задержки Галифакс объясняет тем, что британское правительство будто бы в последние дни слишком занято было вопросами конскрипции и не имело времени по-серьезному обсудить советские предложения. Галифакс, однако, находит их «очень логичными и хорошо скомпонованными», но опасается, что практическое осуществление предложений может натолкнуться на известные трудности, главным образом со стороны Польши и Румынии.

Проект соглашения Франции, Великобритании и СССР, переданный министрам иностранных дел Франции Ж. Бонне полномочному представителю СССР во Франции Я. 3. Сурицу. 29 апреля 1939 г.

В случае если бы Франция и Великобритания оказались в состоянии войны с Германией в результате действий, предпринятых ими с целью предупредить всякое насильственное изменение положения, существующего в Центральной или Восточной Европе, СССР оказал бы им немедленно помощь и поддержку.

Телеграмма народного комиссара иностранных дел СССР M. M. Литвинова полномочному представителю СССР во Франции Я. 3. Сурицу. 27 апреля 1939 г.

Сидс до сих пор ко мне не являлся и никакого ответа своего правительства не дает. Надо ли понимать, что проект соглашения трех, переданный Вам Бонне, согласован с Англией, которая, таким образом, снимает свои прежние предложения? Срочно сообщите, не запрашивая Бонне. Надеюсь, что Вы ознакомите Майского с французскими предложениями. Пусть он сегодня обязательно выезжает в Лондон.

Телеграмма временного поверенного в делах СССР в Китае И. И. Северного в Народный комиссариат иностранных дел СССР. 27 апреля 1939 г.

Чжан Чун сказал сегодня, что Чан Кайши желает познакомиться со мною и просит сегодня же приехать к нему. Чжан Чун предупредил, что Чан Кайши будет интересоваться вопросами переговоров Советского Союза, Англии и Франции {{** См. док. 276., 292.}}. По этому вопросу Чан Кайши имеет следующую точку зрения: он считает, что постановка вопроса о мерах борьбы с агрессором в Европе должна сопутствовать и тесно увязываться с дальневосточными проблемами. Он видит общность интересов этих трех стран с Китаем, борющимся за свою независимость против агрессора на Востоке. Поэтому Чан Кайши просит меня довести до сведения Советского правительства, что китайское правительство просит Советский Союз включить в программу обсуждения вопроса о союзе трех стран также вопрос и о мерах борьбы против японской агрессии, с которой Китай около двух лет ведет борьбу. Чан Кайши со своей стороны сообщил Сунь Фо и Ян Цзе в Москву, а также послам Китая в Англии и Франции, чтобы они вошли с представлением в соответствующие правительства с изложением точки зрения китайского правительства.

Запись беседы вице-директора политического департамента министерства иностранных дел Польши М. Кобыляньского с послом Японии в Польше Ш. Сако. 27 апреля 1939 г.

Во время беседы, которую я имел 27 апреля с. г. с послом Японии в Варшаве, последний информировал меня о том, что японский императорский совет и правительство отклонили германское предложение об укреплении антикоминтерновского пакта 10 военным союзом, направленным прежде всего против Англии и Франции51; это предложение Германия выдвинула во время последних переговоров об усилении вышеназванного пакта. По словам посла, эту концепцию поддерживали послы Японии в Берлине и Риме вопреки мнению всех остальных дипломатических представителей Японии в Европе, а также военных кругов, которые высказывались за союз, направленный только против СССР. Для проверки аргументов, выдвигаемых послом Осима, в Берлин были направлены посланник Ито, а также представители флота и армии.

Телеграмма народного комиссара иностранных дел СССР M. M. Литвинова полномочному представителю СССР во Франции Я. 3. Сурицу. 26 апреля 1939 г.

В проекте говорится о статус-кво в Центральной или Восточной Европе. Уточнял ли Бонне, хотя бы на словах, о каких странах идет речь и исключается ли в этом случае из Восточной Европы Прибалтика? Формулировка проекта является издевательской, но все же сообщите.

Телеграмма заместителя народного комиссара иностранных дел СССР В. П. Потемкина в Народный комиссариат иностранных дел СССР, из Софии. 26 апреля 1939 г.

На границе в Болгарии нам была оказана внимательная встреча. Кьосеиванов прислал министерский вагон и представителя протокольной части, до отхода поезда нас возили осматривать Рущук. При встрече в Софии шеф протокола передал мне просьбу Кьосеиванова посетить его утром. Я поехал к нему, взяв с собой Прасолова. Вкратце резюмирую заявления, сделанные мне Кьосеивановым. Болгария более чем когда-либо угнетена сознанием своего одиночества. Это ощущение особенно усилилось после гибели Чехословакии. Болгарский народ опасается и своего порабощения немцами, ненавидящими славян. Фактически немцы уже овладевают Болгарией, Они закупают до 80% ее экспорта и вынуждают ее закупать на эту выручку немецкие товары и вооружение. Ни Англия, ни Франция, к которым много раз обращалась Болгария, до сих пор не помогали ей ничем...

Из письма народного комиссара иностранных дел СССР M. M. Литвинова полномочному представителю СССР во Франции Я. 3. Сурицу. 25 апреля 1939 г.

Сообщаю, что от Англии Турция получила недавно предложение о заключении двустороннего пакта, по которому Англия пришла бы на помощь Турции в случае «прямой или косвенной угрозы ей» со стороны Италии, а Турция должна была бы выступить на стороне Англии, если бы та оказалась в состоянии войны с Италией. В дальнейшем это предложение было расширено в сторону распространения пакта также на агрессию со стороны Германии. Обращает на себя внимание формулировка предложения.

Страницы

Подписка на МИД СССР