Поиск по документам XX века

Loading

Документы 1926 года

М.М. Литвинов - И.М. Майскому. 4 января 1926 г.

Получил Ваше письмо от 17-го декабря и очень рад, что Вы заинтересовались начатой мной работой об английской экономике. Очень рад также, что Ваш подход к этой работе совершенно совпадает с моим подходом. История данной работы вкратце такова. Приехав в Лондон и начавши ориентироваться в здешней политической, социальной и экономической обстановке, я вплотную уперся в вопрос о перспективах дальнейшего хозяйственного развития в Англии. Ни ближайшее будущее рабочего движения, ни ближайшее будущее консервативной партии, ни ближайшие линии политической эволюции Великобритании нельзя учесть с максимально доступной степенью точности при отсутствии сколько-нибудь обоснованного ответа на вопрос, куда идет английский капитализм: к дальнейшему, непрерывному упадку или же к 2* подъему, хотя бы относительному и временному?

И.М. Майский - Р.М. Плехановой. 4 января 1926 г.

Одновременно заказной бандеролью посылаю Вам обещанную мной книгу моего сочинения «Современная Монголия». Писалась она в сердце Монголии в 1920 г., а печаталась в Иркутске в конце 1920 и начале 1921 г., в самое худшее для Сибири время, когда у нас не было ни хлеба, ни краски, ни сколько-нибудь приличной бумаги. Оттого внешний вид книги оставляет желать весьма многого. Зато для меня этот внешний вид является памятником и символом одного из наиболее героических периодов сибирской революции.

Р.М. Плеханова - И.М. Майскому. 12 января 1926 г.

Очень Вам благодарна за присланные мне книги. В Ваш большой труд «О Монголии» я успела, что называется, только заглянуть и предвкушаю заранее умственное наслаждение и пользу, с которой возьмусь за изучение этой интересной книги. Что же касается до другой Вашей работы «Демократическая контрреволюция», то я уже почти прочитала ее и читаю с захватывающим интересом. Хотя со многими из заключений, сделанных Вами в Вашей прекрасной работе, я не согласна, но она раскрывает волжский период гражданской войны на нашей родине во всей, мне кажется, ее полноте и этим является драгоценным вкладом в историю нашей родины за последний десяток лет. Еще раз спасибо.

Англо-иракский договор 1926 года, 13 января

Договор 1926 года - был подписан 13 января в Багдаде. С согласия Совета Лиги наций Англо-иракский договор 1926 года продлевал срок действия Англо-иракского договора 1922 года до 1950 года, если до этого времени Ирак не станет членом Лиги наций, что автоматически избавляло его от английского мандата.

Б. М. Данциг. Москва.

Советская историческая энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 1. ААЛТОНЕН – АЯНЫ. 1961.

И.М. Майский - М.И. Ляховецкому. 17 января 1926 г.

Уже очень давно собираюсь возобновить с тобой переписку, да как-то в сутолоке жизни все это откладывается со дня на день. Сегодня я, однако, окончательно решил показать силу воли, и вот в результате, как видишь, пишу тебе это письмо. Прежде всего, о тебе. Я знал от мамы, что несколько времени назад ты променял Царицын на Симферополь, как же ты живешь на новом месте? Что это за Пастеровский институт 1, в котором ты работаешь? Кем он устроен и содержится? Какие цели преследует? Хорошо ли оборудован? Дает ли возможность для продуктивной научной работы?

И.М. Майский - И.В. Козлову. 31 января 1926 г.

Ваше письмо от 8 января только вчера дошло до меня, и так как сегодня воскресенье, то пользуюсь случаем, чтобы сразу же Вам ответить. Пишете Вы, что собираетесь на лето ехать в Кобдосский округ. Прочитал, и так мне завидно стало. С каким бы удовольствием я отправился бы сейчас в Монголию! Верхом бы на коня, да по степи, да по горам, да вместе с Иваном Васильевичем «мелким». Помните, как мы девять дней верхами ехали от Хангельцыка до Косогола? Помните, как расставляли майханы в степи, где-нибудь поближе к речке, снимали вьюки с лошадей и, стреножив, пускали их на траву?

А.С. Макаренко – М. Горькому. 10 февраля 1926 г.

Вы меня так расхвалили в Вашем письме от 13 декабря, что я постеснялся даже показать письмо Ваше хлопцам, сказал им только, что Вы переехали в Неаполь, что Вы нездоровы и что Вы передаете им привет. От частых и обильных писем я продолжаю хлопцев удерживать. Сейчас у нас такой порядок, что письма Вам будут посылаться только по постановлению Совета Командиров. Иногда мне кажется, что когда Вы получаете наши листы, то должны хвататься за голову, а потом принимать валерьянку. У Вас такая большая напряженная работа, Вам так мешают всякие посетители, а тут вдруг почтальон приносит письмо Ваших провинциальных родственников. Мы искренно сочувствуем Вам, дорогой Алексей Максимович, и удивляемся, что Вы так терпеливо и так ласково нам отвечаете, но в то же время мы ничего не можем сделать с собой, от природы, как и всякие провинциалы, мы эгоисты и должны писать Вам о поросятах и о бешеных собаках...

М.И. Казанин - И.М. Майскому. 19 февраля 1926 г.

В 1930 г. Ленинградское государственное издательство предполагало выпустить сборник произведений английского писателя Г. Хезлопа (пьесы «Blue Shale Тор» и повести «Journey Beyond», которые были направлены на просмотр Л. Слонимской). Позднее, в 1931 г., Хезлоп предложил для издания свой роман «Красная земля». Майский в рецензии на роман высоко оценил его художественные особенности и рекомендовал перевести его и издать на русском языке. Он собирался написать к нему предисловие. Однако руководство НКИД сочло, что в силу дипломатического положения Майского это не совсем удобно (РГАЛИ. Ф. 2533. On. 1. Д. 259. Л. 6; Ф. 2281. On. 1. Д. 423. Л. 1; Ф. 1702. On. 1 Д. 656. Л. 1-4; Оп. 3. Д. 97. Л. 2, 3).

А.М. Коллонтай - И.М. Майскому. 24 марта 1926 г.

Дорогой товарищ Майский, старушка Адамс все меня допекает. Что с ней поделаешь? Пересылаю Вам ее последнее письмо2. Как живется Вам и Вашей милой жене? Что ее пение? Часто с удовольствием вспоминаю всех, кого повидала год тому назад в шумном Лондоне. На днях покидаю Норвегию, закончив и доведя до завершенного цикла все дела. Теперь остается «представительствовать».

А.С. Макаренко – М. Горькому. 25 марта 1926 года.

Спасибо Вам большое за заботу о нас. Возможно, что объективно мы не заслужили такого внимания. Ваше предложение... вызвало у нас целую дискуссию, которая заняла целую неделю. На первом общем собрании голоса поделились. 69 высказалось за то, что мы имеем право воспользоваться Вашей помощью, 66 за то, что так поступить мы не должны. Я отказался руководиться мнением такого незначительного большинства и предложил хорошенько продумать вопрос прежде, чем голосовать. После этого в течение 4-х дней мы вели горячие споры. Представители большинства доказывали, что наше стремление в Запорожье есть здоровое стремление, которое пойдет на пользу всего государства, а поэтому мы должны воспользоваться помощью Вашей. Представители противоположной точки зрения, по моему мнению, были все-таки правы...

М.И. Ляховецкий - И.М. Майскому. 30 марта 1926 г.

Давно сравнительно получил твое письмо; все собирался ответить, да в сутолоке беспрерывной работы все откладывал да откладывал; наконец собрался и пишу. Крымский Пастеровский институт - это научно-практическое учреждение областного масштаба, он в настоящий момент обслуживает до некоторой степени северную половину Крыма, всего больше он обслуживает город Симферополь; он существует всего года 2 ½ и возник на развалинах нескольких прежних бактериологических лабораторий.

И.М. Майский - Г.Е. Зиновьеву. 10 апреля 1926 г.

В конце марта я видел в Париже Макса и от него узнал с некоторым удивлением, что в Москве обо мне ходят две «легенды». Так как всякого рода «легенды» очень часто подают повод к большим недоразумениям, то считаю необходимым восстановить подлинные факты. 1. Первая «легенда» сводится к тому, что будто бы в октябре прошлого года я убеждал Гарри Поллита не выдвигать на первый план в агитации английской Компартии вопроса о насильственной революции, что Поллит далее будто бы под влиянием моих убеждений выступал в таком духе в ЦК Компартии, а что я несколько позднее передал об этом Феннеру Брокуэю, который использовал данный факт в переговорах с английской Компартией.

И.М. Майский - В.Э. Мейерхольду. 17 апреля 1926 г.

Прилагаю вырезки из «Дейли Телеграф», содержащие статьи Безеля ДИНА о советском театре2. В них достаточно большое место уделено лично Вам. Не знаю, насколько верно автор воспроизводит свои разговоры с Вами, но, сознаюсь, что, читая строки, посвященные этому предмету, я не мог удержаться от улыбки. На наш, советский, взгляд статьи Дина, конечно, имеют много недостатков. Но для англичан они будут, несомненно, полезны. Ибо англичане гораздо больше верят всяким сведениям о России, если они преподнесены им под соусом известного критицизма. А ведь по существу Дин, несмотря на все свои оговорки, отзывается с большой похвалой о нашем советском театре.

Ирано-турецкий договор 1926 года, 22 апреля (Вышинский, 1948)

Ирано-турецкий договор 1926 года о нейтралитете - подписан 22. IV в Тегеране. Договор способствовал нормализации ирано-турецких отношений, носивших до этого напряжённый характер вследствие частых пограничных конфликтов, связанных с волнениями и восстаниями курдов как иранских, так и турецких. Согласно договору стороны отказались от всяких актов агрессии друг против друга, обязались не вступать ни в какие политические, экономические или финансовые соглашения, направленные против другой договаривающейся стороны, а в случае военного нападения на другую сторону сохранять нейтралитет, включая вооружённый нейтралитет, если будет иметь место попытка использовать территорию одной договаривающейся стороны для враждебных действий против другой договаривающейся стороны...

Ирано-турецкий договор 1926 года, 22 апреля (СИЭ, 1965)

ИРАНО-ТУРЕЦКИЙ ДОГОВОР 1926 года О дружбе и безопасности - подписан 22 апреля в Тегеране сроком на 5 лет. Предусматривал взаимные обязательства: воздерживаться от участия в соглашениях, направленных против другой договаривающейся стороны, и от всяких актов агрессии друг против друга; в случае военного нападения какого-либо государства на одну из сторон, другая сторона обязывалась сохранять нейтралитет; не допускать на своей территории деятельности организаций или групп, преследующих цели, враждебные другой стороне; положить конец систематическим пограничным конфликтам.

А.С. Макаренко – М. Горькому. 8 мая 1926 г.

Только вчера окончилась страстная борьба за Куряж. Я уже Вам писал, что потерпев поражение в войне за Запорожье, мы поставили вопрос о передаче нам имения б. Куряжского монастыря в 7 верстах от Харькова. В первые же дни вопрос как будто был решен окончательно, но потом нашлись другие претенденты и заварилась целая каша, потому что «Засватана дiвка вам гарна». Харьковская Комиссия Помощи детям, которой принадлежит нынешняя весьма неудачная колония в Куряже, не хотела передавать колонию нам главным образом потому, что не хотела признать своей неудачи и надеялась в будущем поправить дело. Мы требовали от комиссии 20 000 рублей на ремонт домов, приведенных в негодность...

А.С. Макаренко – М. Горькому. Май 1926 г.

Пишем из Куряжа. Сюда собрался первый наш эшелон — 4 воспитателя, 11 воспитанников и старший инструктор. Вот уже две недели спим на столах и кое-как организуем новую жизнь. Трудно представить себе большую степень запустения, хозяйственного, педагогического, просто человеческого. 200 детей живут не умываясь, не зная, что такое мыло и полотенце, загаживают все вокруг себя, потому что нет уборных, отвыкли от всякого подобия работы и дисциплины. Но дети в общем хорошие, мы надеемся, что за лето их удастся привести в некоторый порядок. Очень надеемся на организующее влияние горьковцев. Послезавтра они уже грузятся в вагоны и числа 27-го, вероятно, будут здесь...

М. Горький – А.С. Макаренко. 3 июня 1926 г.

Прекрасное дело делаете Вы, превосходные плоды должно дать оно. Земля эта — поистине; наша земля. Это мы сделали ее плодородной, мы украсили ее городами, избороздили дорогами, создали на ней всевозможные чудеса, мы, люди, в прошлом — ничтожные кусочки бесформенной и немой материи, затем — полузвери, а ныне — смелые зачинатели новой жизни. Будьте здоровы и уважайте друг друга, не забывая, что в каждом человеке скрыта мудрая сила строителя и что нужно ей дать волю развиться и расцвести, чтобы она обогатила землю еще большими чудесами.

Англо-ирако-турецкий договор 1926 года, 5 июня

АНГЛО-ИРАКО-ТУРЕЦКИЙ ДОГОВОР 1926 года подписан 5 июня в Анкаре между Турцией, с одной стороны, и Англией и Ираком - с другой. Завершил мосульский кризис 1918-1926 годов (см. Мосульский вопрос). Турецкое правительство окончательно отказывалось от своих претензий на Мосул, занятый английскими войсками в 1918 году и переданный Севрским мирным договором 1920 года подмандатному Англии Ираку.

А.М. Коллонтай - И.М. Майскому. 10 июня 1926 г.

Дорогой товарищ Майский, простите, что пишу карандашом - я под «врачебным контролем» и сейчас период «лежачий»: [спасибо] за Ваше письмо и милую приписку Вашего «товарища по жизни» (не люблю устарелое слово «жена»). Никаких «документов» старушка А.В. мне или через меня не пересылала, если не считать большого количества газетных вырезок и ее личных писем страниц на 15-ть. Бедная, полусумасшедшая женщина! - Но за ее прежнюю преданность партии нашей все- таки отшвырнуть ее не следует.

Франко-румынский договор 1926 года, 10 июня

Франко-румынский договор 1926 года о дружбе - подписан 10. VI в Париже со стороны Франции премьером и министром иностранных дел Аристидом Брианом, со стороны Румынии - посланником в Париже Константином Диаманди. Согласно Франко-румынскому договору обе стороны обязались "немедленно консультироваться о необходимых действиях, если возникнет угроза их законным национальным интересам и порядку, установленному договорами, которые подписали обе стороны" (ст. 4). Под "договорами, которые подписали обе стороны", подразумевался т. н.

А.С. Макаренко – М. Горькому. 16 июня 1926 г.

Думали ли Вы, дорогой Алексей Максимович, что Ваше письмо будет поворотным пунктом в истории нашей борьбы с Куряжской разрухой. С воскресенья 13 июня у нас совершенно новое настроение и новая работа. Ваше письмо получено в субботу. Как раз на воскресенье был назначен мой доклад о Вас. Мне посчастливилось быть в ударе. Ребята в течение 2 ½ часов были захвачены рассказом о Вашей жизни. Очень помогли выдержки из «Детства» и «В людях», которые были мною прочитаны. Страшно Вы понравились куряжанам. Много задавали вопросов, и каждый захотел подержать в собственных руках Ваше письмо. Потом целый день толпились возле Вашего портрета, который мы выставили только утром...

И.М. Майский - З.А. Никитиной. 5 июля 1926 г.

Тысяча приветов Вам, Зоинька, с Камы, дивной Камы! Едим, спим, дышим, гуляем и ни о чем не думаем - вот и все наши занятия. Зато отдыхаем чудесно. Очень жалеем, что Вас нет с нами. Жму крепко руку. Ваш И. Майский

М. Горький – А.С. Макаренко. 12 июля 1926 г.

Балуете Вы меня, Антон Семенович, похвалами Вашими. Ведь я знаю, что для колонии я не делаю ничего, что, хоть немного, облегчило бы жизнь и работу колонистов. Не делаю, да и не могу ничего делать. Вот, разве посылать Вам для библиотеки колонии книги, переводы с иностранных языков, прочитанные мною? Книг таких набралось бы не мало. Хотите? Буду посылать. Очень волнуют меня милые письма колонистов, с такой радостью читаю я эти каракули, написанные трудовыми руками. Пожалуйста — прочитайте им мой ответ...

И.М. Майский - В.Д. Вегману. 21 июля 1926 г.

Прежде всего, о поводе, который дал мне случай написать это письмо. К Вам зайдет с записочкой от меня некий Миклашевский Николай Степанович. Его выслали из Самары в распоряжение ново-николаевских властей по обвинению в спекуляции. Самого Миклашевского я знаю очень мало, не могу также ничего сказать по поводу того, насколько он виновен в приписываемом ему преступлении (он сам и его мать отрицают наличие спекуляции в его действиях). Тем не менее я решаюсь обратиться к Вам с просьбой оказать Миклашевскому возможное содействие, во-первых, в том смысле, чтобы его оставили на жительство в Ново-Николаевске, а во-вторых, по части приискания работы и прочего материального устройства. Миклашевский по образованию экономист и, вероятно, мог бы быть использован в Сибплане или каком-нибудь ином советском органе.

Итало-йеменский договор 1926 года, 2 сентября (СИЭ, 1965)

Итало-йеменский договор 1926 года О дружбе и торговле - заключен 2 сентября в городе Сана на 10 лет (возобновлен в 1937 году на 25 лет). Согласно договору, Италия признавала независимость Йемена, обязывалась воздерживаться от вмешательства в его дела, соглашалась поставить в Йемен промышленное оборудование и товары, а также направить технический персонал. Заключая этот договор, король Йемена Яхья надеялся прорвать экономическую и политическую блокаду Йемена, организованную Англией, и заручиться поддержкой Италии в своей борьбе против Англии (см. в ст.

Итало-йеменский договор 1926 года, 2 сентября (Вышинский, 1948)

Итало-йеменский договор 1926 года - о дружбе и торговле - подписан в Санаа 2. IX сроком на 10 лет, обмен ратификационными грамотами произведён в Санаа 22. XII 1926. Подписание договора завершило определённый этап итальянской экспансии в Красноморском бассейне. Стремясь укрепить свои позиции в Йемене, итальянцы использовали конфликт, возникший между королём Йемена имамом Яхья (...) и англичанами (см. Англо-йеменский договор). Однако Яхья, используя англо-итальянское соперничество, не пошёл на удовлетворение всех итальянских претензий.

Акт об обследовании Уваровичской волости Гомельской губернии. 8 октября 1926 г.

7-го октября 1926 года Комиссия в составе т.т. Петерса, Павлюкевича и Пахомова, при секретаре т. Вайнштейне посетила Уваровичскую волость. Для выяснения национального состава населения и его настроений Комиссия проводила работу 1) в волкоме Партии с активными работниками волости, 2) в волисполкоме, 3) с 2-мя учителями, 4) Комиссия посетила школу во время занятий младшей группы, 5) присутствовала в зале заседаний нарсуда и беседовала с отдельными крестьянами из пришедших на суд.

Исключительные (чрезвычайные) законы 1926 года, 7 ноября

ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ (ЧРЕЗВЫЧАЙНЫЕ) ЗАКОНЫ 1926 года - серия законов, изданных фашистским правительством Италии в ноябре 1926 года; являлись важнейшим этапом юридического оформления фашистской диктатуры в Италии. В качестве предлога для издания законов было использовано покушение на Муссолини в Болонье (31 октября 1926 года). По этим законам (1-й от 7 ноября) все антифашистские партии и организации были распущены, а оппозиционные газеты закрыты; представители оппозиции в парламенте были лишены депутатского звания.

Письма рабочих Сталину.

Прочитав в "Вечерней Москве" №261 под заглавием "Чего партия требует от оппозиции", из Вашего заключительного слова на XV Всесоюзной конференции ВКП (б), я прочитал Вашу фразу, напечатанную жирным шрифтом: "Но мы, слава богу, живы и здоровы и кризиса даже не приметили". Я останавливаюсь на Вашей фразе "слава богу" и вообще относительно применения подобных фраз, как "божий день" и т.п. в каком бы не было смысле в уместности употребления данной фразы людьми, не верующими ни в каких богов. Хотел бы знать Ваше мнение. Я думаю, что если мы выбросили из Русской азбуки "Ъ"(ять) и другие буквы, то мы, неверующие, должны выбросить из употребления разные божественные слова...

Кодекс законов о браке, семье и опеке РСФСР 1926 года, 19 ноября

КОДЕКС ЗАКОНОВ О БРАКЕ, СЕМЬЕ И ОПЕКЕ РСФСР (КЗоБСО), принят ВЦИК 19 ноября 1926 года и введен в действие с 1 января 1927 года. В отличие от предшествовавшего законодательства признавал наряду с зарегистрированным браком фактические брачные отношения. Это отражало демографические процессы того времени - существовало большое количество браков, не оформленных надлежащим образом. Признание за фактическим браком юридической силы имело целью обеспечить правовую охрану интересов женщины и детей в семье.