Поиск по документам XX века

Loading

Документы 1913 года

О задержании Б.Н. Моисеенко.

16 сего декабря в Иркутске задержан неизвестный, в котором по данным Департамента Полиции в циркуляре, от 3-го декабря 1910 года за № 118849, приметам опознан Борис Николаев Моисеенко. После продолжительных запирательств задержанный сознался, что имя его Борис и что он едет из заграницы.

И.М. Майский - Г.В. Чичерину. 5 января 1913 г.

К сожалению, я должен отказаться от предлагаемаго Вами заезда в южно-германские города (Гейдельберг, Карлсруэ и т.д.). Города эти, конечно, хорошие, но у меня совершенно нет времени еще там читать рефераты. Ввиду этого я предлагаю не изменять стараго плана, в который входят: Амстердам, Антверпен, Брюссель, Льеж, Нанси, Страсбург и Париж. В каком порядке будут расположены эти города, для меня, разумеется, безразлично.

И.М. Майский - Н.С. Русанову. 9 января 1913 г.

Очень рад, что предлагаемая мной статья о борьбе за юношество в Германии 1 представляется редакции желательной. Указания Ваши насчет размера статьи приму к сведению и исполнению. Но только вот какой вопрос меня интересует: к какой книжке лучше всего прислать статью? Я лично предложил бы к мартовской, принимая во внимание, что мой очерк о кооперации появится, по- видимому, в январской кн[ижке] (ведь я могу на это рассчитывать?2 Был бы очень благодарен, если бы Вы не задержали дольше его печатание).

И.М. Майский - Г.В. Чичерину. 10 января 1913 г.

Я полагаю, что голландцев лучше всего оставить в покое: уж очень сложно оказывается с ними сговариваться. Ограничусь, значит, только русскими колониями плюс немецкий клуб в Париже. Что касается времени выезда, то, как я уже указывал, тут нужно принять во внимание мои рефераты в Лондоне. Они состоятся 17 и 19, значит 22-23 может быть назначен первый реферат в Бельгии. Желательно было бы после 3-х бельгийских городов иметь день перерыва и такой же день после Нанси и Страсбурга. Кстати, на какую тему я должен читать в Антверпене? Я лично все-таки думаю, что лучше была бы тема о культурных проблемах и пр.

Г.В. Чичерин - И.М. Майскому. 18 января 1913

Наконец, после столь долгаго времени, Антверпен экспрессом написал, что «спешит сообщить», что 24-го в Антверпене нельзя, можно только 23-го (как было первоначально предложено) и уже афишируется о Вашем реферате 23-го 1. Я сейчас же послал об этом телеграмму в Брюссель. Для Вас же все равно, т[ак] к[ак] от Брюсселя до Антверпена 40 мин. езды, и Вам легко выступить в Брюсселе на митинге 22-го, потом читать в Антверпене - 23-го, потом прочесть реферат в Брюсселе - 24-го. Вопрос только в том, не сняли ли брюссельцы уже зал.

И.М. Майский - Г.В. Чичерину. 15 января 1913 г.

Принципиально я ничего не имею против того, чтобы говорить в Брюсселе на митинге (имейте, однако*, в виду, что я в общем не митинговый оратор, хотя, конечно, в свое время выступал в России на митингах). Но:1) если надо говорить по-русски, и 2) если митинг в закрытом помещении, а не на воздухе. Заранее я хотел бы также знать, как приблизительно велик будет митинг, из кого состоять (русских или французов) и на сколько времени должна быть речь. Я думаю для митинга достаточно 20-25 мин. Для скорости пусть брюссельцы напишут мне непосредственно (дайте им мой адрес).

Г.В. Чичерин - И.М. Майскому. 15 января 1913 г.

Только что получил Вашу открытку. Мы так и предлагали: Антверпен - 23, Брюссель - 24, Льеж - 25, отдых - 26, Нанси - 27, Страсбург - 28, потом - Париж. Но Брюссель просит, чтобы Вы выступили 22-го у них на митинге в память 9 января и потом 23-го прочитали реферат. Тогда Антверпен надо бы перенести на 24-е. Ответа из Антверпена еще нет. Антверпен так близко к Брюсселю (40 мин. езды), что, в крайнем случае, можно было бы так: митинг в Брюсселе - 22, Антверпене - 23, реферат в Брюсселе - 24. Т[ак] к[ак] времени остается мало, я просил Антверпен и Брюссель [столковаться] телеграммами и непосредственно известить Вас.

М.И. Майский - Г.В. Чичерину. 20 января 1913 г.

Ваши телеграмму и экспресс получил 1. В Нанси написал, что ничего не имею против 26-го, раз это по местным условиям удобнее. В Страсбург сообщил, что могу прочитать реферат на тему «Интеллигенция и рабочее движение». Думаю, что это должно бы подойти. Просил ответить в Льеж. Больше мне в Лондон не пишите, т.к. завтра вечером я выезжаю (Harwitsh-Antwerpen - это самый удобный и дешевый путь). Мой маршрут: 22 - Брюссель (митинг) 2, 23 - Антверпен, 24 - Брюссель, 25 - Льеж3, 26 - Нанси. А дальше еще не знаю.

И.М. Майский - Н.С. Русанову. 11 февраля 1913 г.

Многоуважаемый Николай Сергеевич! Насчет статьи о прусских выборах1, значит, так и порешим: я пришлю ее для июньской книжки. Выборы закончатся самое позднее 3/VI н[ового] стиля, стало быть, я успею прислать рукопись к сроку, тем более что, вероятно, 2/3, а то и 3/4 статьи можно будет написать уже после выборов выборщиков (14—16 мая). Указанный Вами размер приму к сведению и исполнению.

М.И. Майский - Н.И. Ляховецкой. 11 марта 1913 г.

Дорогая мама! Я давно уже собираюсь написать тебе несколько побольше, да все времени как-то не хватает, очень много срочной работы скопилось. Но сегодня я получил твое письмо1 и решил немедленно же, не откладывая дела в долгий ящик, ответить тебе. Самое важное - это поговорить о лете. В моих ближайших планах произошла маленькая перемена. Дело в том, что «Киевская Мысль»2 предложила мне быть ея корреспондентом в Лондоне. Газета эта большая и богатая и связаться с ней для меня очень не бесполезно в интересах будущаго. Сейчас она платит мне 7 коп. за строчку и гарантирует месячный минимум в 75 руб.

И.М. Майский - Н.С. Русанову. 2 апреля 1913 г.

События последнего времени наводят меня на мысль, что было бы вполн уместным в одной из ближайших книжек «Р[усскаго] Б[огатства]» посвятит особую статью германскому империализму, являющемуся одним из главных ви новников нынешняго пароксизма* милитаристской горячки. Точнее говоря, ста тью об истории германского империализма, причинах его развития, форма: проявления и отношение к нему со стороны различных политических партий На эту тему, насколько мне известно, в русской журналистике до сих пор очеш мало писалось.

Петербургский протокол 1913 года, 9 мая

Петербургский протокол  1913 года - подписан 9. V; оформил решение Петербургского совещания послов великих держав (России, Англии, Франции, Германии, Австро-Венгрии и Италии) о передаче Румынии болгарского г. Силистрии в качестве "компенсации" за нейтралитет Румынии в первой балканской войне 1912-1913 годов.

Лондонский мирный договор 1913 года, 30 мая (СИЭ, 1965)

ЛОНДОНСКИЙ МИРНЫЙ ДОГОВОР 1913 года - договор, зафиксировавший положение на Балканах после побед балканских союзников (Болгарии, Сербии, Греции и Черногории) над Турцией в 1-ю Балканскую войну (см. Балканские войны 1912-1913 годов), подписан 30 мая 1913 года. По Лондонскому мирному договору Турция уступала балканским союзникам остров Крит и все свои владения на Балканах к Западу от линии Энос - Мидия (за исключением Албании, признанной участниками Лондонского мирного договора независимым государством).

Лондонский мирный договор 1913 года, 30 мая (Вышинский, 1948)

Лондонский мирный договор 1913 года - подписан 30. V; завершил первую балканскую войну между Болгарией, Сербией, Черногорией и Грецией с одной стороны и Турцией - с другой. Война началась 18. X 1912, а уже 3. XI 1912 Порта, потерпев поражение, обратилась к державам с просьбой о мирном посредничестве. Фердинанд Кобургский всерьёз рассчитывал, что ему удастся, наконец, осуществить свои мечты о создании великоболгарской империи. Русское правительство потребовало от Болгарии приостановки продвижения её войск к турецкой столице. З.

Греко-сербский союзный договор 1913 года, 1 июня (Вышинский, 1948)

Греко-сербский союзный договор 1913 года - подписан 1. VI в Афинах; явился одним из основных звеньев дипломатической подготовки ко второй балканской войне. Успешные военные действия государств Балканского союза (...) против Турции привели в начале 1913 года почти к полному изгнанию Турции из Европы. Балканским союзникам предстояло поделить между собой отнятые у турок территории - Македонию, Фракию и др. Опираясь на буквальное толкование условий сербо-болгарского союзного договора 1912 года, Болгария претендовала на большую часть приобретений-на всю Фракию и почти на всю Македонию.

Греко-сербский союзный договор 1913 года, 19 мая (1 июня) (СИЭ, 1963)

ГРЕКО-СЕРБСКИЙ СОЮЗНЫЙ ДОГОВОР 1913 года заключен после завершения 1-й Балканской войны. Подписан в Салониках 19 мая (1 июня нового стиля) греческим посланником в Белграде И. Александропулосом и сербским в Афинах М. Бошковичем. Договаривающиеся стороны обязались добиваться установления общей греко-сербской границы в освобожденной от турецкого господства Македонии путем раздела ее территории к Западу от реки Вардар между Сербией и Грецией, войска которых заняли эти районы в ходе войны (ст. 3).

И.М. Майский - Н.С. Русанову. 9 июня 1913 г.

Одновременно с этим письмом высылаю рукопись статьи по поводу прусских выборов 1. Я именно писал «по поводу выборов», стараясь дать характеристику прусскаго режима и тех причин, кот[орыя] придают ему такую прочность. Как видите, мы с Вами здесь не разошлись во взглядах. Размер статьи не свыше 1 ½ л[иста], как Вы просили, т[аким] о[бразом], все обстоит all right*. Надеюсь увидать статью в № 7.

Марков Н. Е. О проекте сметы расходов Главного управления неокладных сборов и казённой продажи питей (Из стенограммы заседания 27 мая 1913 года)

Господа члены Государственной Думы! Меня трудно заподозрить в чрезмерной снисходительности в оценке деятельности Министерства финансов, тем не менее стремление к посильной объективности вынуждает сказать несколько слов в возражение талантливой речи моего политического противника, члена Думы Шингарёва, вызвавшего одобрение левой части этого зала не без со-чувствия у некоторых крестьян. Я не буду, конечно, отрицать, что многое второстепенное из того, что сообщал член Думы Шингарёв в своей оценке деятельности Крестьянского банка, отчасти справедливо, а именно: известное казённое отношение со стороны мелких ликвидаторов, мелких чиновников, отчасти и отделений Крестьянского банка к вопросам о взыскании недоимок, проявленная им чрезмерная чёрствость в целом ряде случаев - и отрицать подобные промахи деятельности Крестьянского банка, конечно, невозможно...

И.М. Майский - А.В. Пешехонову. 2 июля 1913 г.

Статью об империализме я пришлю с таким расчетом, чтобы она могла попасть в № 8 (т.е. не позже 20 июля ст[араго] ст[иля]), а Вы уж там посмотрите, когда ее пустить - в № 8 или 9. Что же касается статьи об интеллигенции и рабочем движении, то я предполагал бы предназначить ее для ноябрьской книжки, если Вы ничего не имеете против. Хорошо? Я уверен, что последняя статья окажется для «Р[усскаго] Б[огатства]» вполне приемлемой. И, знаете ли, я думаю, что это не случайность. Догматический марксизм и догматическое народничество в России постепенно отмирают, и оба направления под влиянием уроков жизни и роста политической зрелости начинают сближаться, делая друг другу уступки.

И.М. Майский - Е.М. Чемодановой. 10 июля 1913 г.

И я пишу тебе эти строки, дорогая Пичужка, тоже на берегу моря, но только другого - холоднаго и бурнаго Немецкаго моря. Сейчас полдень, солнце ярко горит в зените и воздух пропитан какой-то истомой. Кругом - чрезвычайно странная и оригинальная обстановка: я - в так называемом «социалистическом лагере», летней колонии английских социалистов, собирающихся сюда для отдыха со всех концов страны. Живем на полукоммунистическую ногу: по 3-4 человека вместе в палатках, имеем общий стол, дежурим по очереди на кухне, купаемся в море и совершаем прогулки по окрестностям, по вечерам устраиваем танцы и музыку или дискуссии на разныя темы.

Бухарестский мирный договор 1913 года, 10 августа (Вышинский, 1948)

Бухарестский мирный договор 1913 года - завершил вторую балканскую войну между Болгарией, с одной стороны, и Румынией, Сербией, Черногорией и Грецией - с другой; подписан 10. VIII 1913. Условия Бухарестского мирного договора были крайне невыгодны для Болгарии. Потерпев военный разгром, она ещё до созыва мирной конференции была вынуждена согласиться на территориальные уступки в пользу Румынии, а на самой конференции противники Болгарии, опираясь на поддержку Антанты, заставили её принять все условия, касающиеся раздела Македонии.

Бухарестский мирный договор 1913 года, 10 августа (СИЭ, 1962)

БУХАРЕСТСКИЙ МИРНЫЙ ДОГОВОР 1913 года заключен 10 августа в Бухаресте между Болгарией, с одной стороны, и Сербией, Черногорией, Грецией и Румынией - с другой; завершил 2-ю Балканскую войну (см. Балканские войны 1912-1913 годов). Болгария, разгромленная своими бывшими союзниками по 1-й Балканской войне, к которым присоединилась Румыния, вынуждена была уступить последней Южную Добрудшу, Греции - южную часть Македонии (включая Салоники и Каваллу - порты на Эгейском море) и часть Западной Фракии, Сербии - почти всю Северную Македонию.

И.М. Майский - А.В. Пешехонову. 14(1) августа 1913 г.

Я, было, уже написал половину статьи об империализме, как вдруг пришло известие о смерти А. Бебеля. Ввиду этого я откладываю статью об империализме до октября, а сейчас принимаюсь за статью о Бебеле, которую пришлю для сентябрьской кн[ижки]. Примите, значит, ее в расчет при составлении плана №9.

И.М. Майский - Н.С. Русанову. 28 (15) августа 1913 г.

Одновременно с этим письмом посылаю заказной бандеролью рукопись статьи о Бебеле1. Размер ея как раз 1 ½ л[иста], т[ак] ч[то] с этой стороны можете быть спокойны. Будьте добры сказать в конторе, чтобы мне прислали не 10, как обычно, а 15 оттисков ея*. Затем вот что. Недели две назад я обратился к А.В. Пешехонову с просьбой оказать мне посильную помощь в деле издания книжки «В мире германскаго раб[очаго] движения»2, часть которой была в свое время напечатана у Вас («Массы и вожди и пр.»)3, а часть появилась в 7-й кн[ижке] «Совр[еменнаго] М[ира]» за текущий год.

И.М. Майский - Е.М. Чемодановой. 6 сентября 1913 г.

Какое странное совпадение: ровно три года назад я писал тебе первое после многолетняго молчания настоящее письмо в зале заседаний социал-демократического партейтага в Магдебурге 1 , нынче пишу тебе это* письмо* опять на рабочем съезде в зале заседаний конгресса британских тред-юнионов 2. Идут дебаты, как и тогда, но только не на немецком, а на английском языке, и, как тогда же, от этой кипящей жизнью и борьбой окружающей меня действительности я уношусь мыслью к далекому прошлому, к юности, к детству, когда ты и я - мы были ein Herz und eine Seele 2*. Ибо ты всегда мне напоминаешь ранний период моего существования, ты служишь для меня его олицетворением...

И.М. Майский - Н.С. Русанову. 19 (6) сентября 1913 г.

Статью об империализме я пришлю для ноябрьской книжки, т[ак] что Вы уж будьте добры ввести ее в план № 11. А статью об «Интеллигенции и рабочем классе»1 на Западе, о которой я списался с А.В. во время Вашей поездки за границу, можно будет приурочить к январской книжке 1914 г. Вернулся только что из 3-недельнаго путешествия по промышленным районам Англии, где видел и слышал массу интереснаго. Разбираюсь теперь в собранных материалах и привожу в порядок свои впечатления.

Константинопольский мирный договор 1913 года, 29 сентября (Вышинский, 1948)

Константинопольский мирный договор 1913 года - между Болгарией и Турцией - подписан 29. IX; установил мир и определил границу между этими странами после второй балканской войны, во время которой Турция, нарушив Лондонский договор 1913 года (...), отобрала у болгар Адрианополь (Эдирне). Болгария обратилась к великим державам с просьбой, чтобы они заставили Турцию очистить Адрианополь, но державы из-за взаимных противоречий не смогли договориться между собой о совместных санкциях против Турции, и Болгария была вынуждена договориться непосредственно с Турцией.

Константинопольский мирный договор 1913 года, 29 сентября (СИЭ, 1965)

КОНСТАНТИНОПОЛЬСКИЙ МИРНЫЙ ДОГОВОР 1913 года - договор между Болгарией и Турцией; подписан 29 сентября в Константинополе после 2-й Балканской войны 1913 года. В ходе 2-й Балканской войны (см. Балканские войны, 1912-1913 годов) турецкие войска 21 июля 1913 года перешли болгаро-турецкую границу, установленную Лондонским мирным договором 1913 года, и оккупировали Восточную Фракию. Попытки Болгарии добиться в конфликте с Турцией поддержки великих держав успеха не имели (Болгарию поддержала лишь одна Россия). Подталкиваемое Германией и Австро-Венгрией болгарское правительство вынуждено было пойти на территориальные уступки Турции.

Русско-китайская декларация 1913 года, 5 ноября

Русско-китайская декларация 1913 года об автономии Внешней Монголии - подписана 5. XI в Пекине русским посланником в Китае Крупенским и китайским министром иностранных дел Сун Бао-ци. После заключения русско-монгольского соглашения 1912 года (...) китайское правительство заявило через русского посланника в Пекине протест и потребовало отмены этого соглашения. Одновременно китайский президент Юань Ши-кай пытался путём дипломатического нажима на Богдо-гегена (...) добиться его отказа от автономии.

Афинский мирный договор 1913 года, 14 ноября

Афинский мирный договор 1913 года между Грецией и Турцией - заключён 14. XI, после второй балканской войны. Он предусматривал восстановление дипломатических и консульских отношений, сохранение имущественных прав за оптантами, перенесение на греческое правительство прав и обязанностей турецкого правительства в отношении железных дорог в уступленных Греции областях и пр. Афинский мирный договор предотвратил едва не возникшую снова войну между Грецией и Турцией из-за островов Эгейского моря, подтвердив ст.

Внеочередное заявление члена Государственной Думы Н. Е. Маркова (Из стенограммы заседания 1 ноября 1913 года)

Господа члены Государственной Думы, весною сего года, во время произнесения мною речи по смете Особенной канцелярии по кредитной части, я был предупреждён господином председательствующим об истечении предоставленного мне по Наказу часового срока. Поставленный в невозможность развить с надлежащею полнотой выставленные в моей речи положения, я был вынужден пресечь, по существу, неоконченную речь и завершить таковую рядом отрывочных, сказанных наспех фраз. В это время с левых скамей раздался возглас, дававший моим словам недопустимое для меня, как убеждённого монархиста, освещение. В виде возражения на этот возглас с места я допустил известное членам Государственной Думы резкое выражение...

М.И. Майский - Г.В. Чичерину. 24 ноября 1913 г.

Насколько мне известно, в Лондоне в связи с заседанием Инт[ернационального] Соц[иалистического] Бюро1 будут присутствовать соц[иал]-д[емократические] депутаты Думы. Было бы недурно, воспользовавшись их присутствием, устроить русско-еврейский митинг, где они могли бы выступить с речами или докладами. В связи с этим я просил бы Вас навести справки и сообщить мне о след[ующем]:

И.М. Майский - Н.С. Русанову. 28 (15) декабря 1913 г.

Отправляю одновременно с письмом заказной бандеролью статью об интеллигенции и рабочем движении в Германии 1. Высылаю днем позже, чем собирался, п[отому] ч[то] тут как раз подвернулись святки 2 и почта была закрыта. Но, во всяком случае, времени еще достаточно. Будьте добры, как было условлено, пустить статью в январе, очень просил бы. Не думаю, чтобы у Вас могли возникнуть к[акия]-л[ибо] возражения принципиальнаго свойства против статьи, ибо в данном вопросе я несколько уклоняюсь от обычных марксистских (или точнее вульгарно-марксистских) взглядов и, как увидите, являюсь сторонником теснаго союза интеллигентской демократии и пролетариата в области борьбы за социализм.